Антон Сергеевич Дворников: «Я ни секунды не жалею, что стал дерматовенерологом!» — DNA health

Антон Сергеевич Дворников: «Я ни секунды не жалею, что стал дерматовенерологом!»

У каждого опытного врача за плечами долгие годы практики и мысли о выборе профессии. Впрочем, для сегодняшнего гостя нашего журнала профессия врача никогда не вызывала сомнения. А выбор врачебной специальности, хотя и произошёл не сразу, в итоге стал для него единственно правильным решением, объединившим желания сердца и ума. Именно так с уверенностью можно сказать о декане лечебного факультета РНИМУ им. Н. И. Пирогова, заведующем кафедрой дерматовенерологии докторе медицинских наук Антоне Сергеевиче Дворникове.

— Вы из семьи медиков. Сомневались ли вы, связывая свою жизнь с медициной?

— Действительно, я из медицинской семьи. Родители окончили Второй мед: отец — лечебный факультет, мама — педиатрический. В другой профессии, кроме врача, я себя не представлял. Принимал участие в различных олимпиадах, учился в лицейском классе. После выпуска из РНИМУ им. Н. И. Пирогова поступил в ординатуру, затем в аспирантуру, докторантуру. Работал ассистентом, доцентом, профессором на кафедре, теперь заведую кафедрой дерматовенерологии.

— Почему при выборе специальности Вы остановились именно на кафедре дерматовенерологии?

— Тогда она называлась кафедрой кожных и венерических болезней, и её возглавлял мой учитель Юрий Константинович Скрипкин, которому в этом году исполнилось бы 90 лет со дня рождения. Так получилось, что я стал последним из большой плеяды его учеников. Кстати, мы с коллегами пришли к общему мнению, что необходимо присвоить нашей кафедре его имя.

Надо сказать, что в студенческие годы я интересовался многими специальностями, в основном хирургического профиля. Дежурил на кафедре факультетской хирургии, которой в то время заведовал академик Виктор Сергеевич Савельев, в приёмном отделении, в травматологии, на кафедре урологии (тогда её возглавлял член-корреспондент Евсей Борисович Мазо). Все эти кафедры находятся в Первой градской больнице имени Н. И. Пирогова, а напротив больницы располагался кожно-венерологический клинический диспансер № 1 — знаковое место для всей дерматовенерологической службы как Москвы, так и нашей страны (Ленинский проспект, 17). Я практически случайно попал в студенческий научный кружок по кожным и венерическим болезням, и потом уже понял, что эта специальность мне интересна, понятна и перспективна.

— Расскажите о своём пути в профессии.

— Считается, что дерматовенерология — женская специальность. Когда я пришёл на кафедру, здесь действительно было немного мужчин: Юрий Константинович Скрипкин, главный дерматолог Москвы Валерий Иванович Кулагин, ещё ряд сотрудников и я в качестве ординатора. У нас сразу же сложились добрые отношения с Юрием Константиновичем Скрипкиным. Ко второму году обучения мне дали возможность набирать пациентов для работы над кандидатской диссертацией. Сначала, безусловно, было множество экзаменов, тестов, зачётов и других испытаний по специальности. Помню своё первое выступление с докладом на конференции в Подмосковье. Всё прошло успешно. После этого мы с Юрием Константиновичем объехали практически всю нашу страну.

— Сейчас вы возглавляете не только кафедру, но и старейший, один из самых крупных факультетов страны в ведущем медицинском вузе России. Расскажите, пожалуйста, о работе факультета.

— Наш университет был основан в марте 1906 года. Именно эта дата является и датой основания лечебного факультета, и мы никогда не забываем этого. В 2021 году вместе с годовщиной университета мы будем отмечать и 115-летие лечебного факультета.

У меня есть опыт работы и в практическом здравоохранении. Пять лет, не уходя с кафедры, не разрывая связи с университетом, я был заместителем главного врача по медицинской части в городском кожно-венерологическом диспансере, а значит, был связан исключительно с пациентами, зачастую сложными, и потому интересными. Потом я исполнял обязанности главного врача, это была отличная школа для руководителя, организатора здравоохранения. А в 2013 году меня пригласили на должность декана, и это стало новым, интересным назначением. У нас сложилась очень хорошая команда. Я с уверенностью могу сказать, что за шесть лет работы мы сделали действительно много, и результаты видны всем. Да, это требует много усилий, концентрации внимания, желания, но коллектив деканата лечебного факультета достаточно молод, и все эти компоненты присутствуют.

На сегодняшний день факультет объединяет 37 кафедр (бóльшей частью клинических), свыше тысячи сотрудников профессорско-преподавательского состава и практически четыре тысячи обучающихся. Во многих медицинских вузах нашей страны такое количество студентов приходится на всё учебное заведение. Отдельно хочется сказать о наших студентах. Это молодые заинтересованные люди, которые работают над собой, учатся, и у них есть определённые интересы. Каждый день в университете наполнен событиями. Нашу работу рутинной и скучной назвать невозможно.

— Можно ли сказать, что вы любите свою работу в университете?

— Да. Мне нравится, что нет стандартных ситуаций: каждый день приходится решать новую проблему, и каждая из них требует индивидуального подхода. Мы дорожим нашими преподавателями и студентами, и хочется, чтобы подход к проблеме каждого был действительно индивидуальным, а её решение нестандартным: быстрым, правильным и безошибочным. Если это будет соблюдаться, всё будет хорошо.

— Как вы считаете, сильно ли год от года меняется представление молодого поколения о профессии врача?

— Практическая медицина и медицинская наука развиваются стремительно. Даже опытные врачи со временем по-новому осознают что-то в своей профессии. Мы как администрация вуза и преподаватели должны молниеносно реагировать на эти изменения и располагать последней информацией, чтобы наши выпускники стали профессионалами. Ведь мы готовим специалистов для медицины будущего!

Если говорить о студентах, то это, действительно, другое поколение. Не скажу, что лучше или хуже, — они другие. Ежедневное общение со студентами даёт представление об их жизни вне университета, а о внеучебной жизни в РНИМУ можно рассказывать много. У нас создан совет обучающихся и работает двенадцать различных направлений по творчеству, спорту, донорству, волонтёрству и др. Активно растёт число членов студенческого научного общества, а количество участников Международной Пироговской научной медицинской конференции — одного из важнейших событий в научной жизни студентов и молодых учёных — уже давно перевалило за три тысячи. И если раньше считалось, что будущий врач не может ничем заниматься, кроме как сидеть над учебниками, то сегодняшние студенты-медики доказывают обратное: можно быть высококвалифицированным специалистом и многосторонней личностью.

Кроме того, должен отметить, что в деканате работают и наши студенты. Это помогает отлично чувствовать ситуацию, знать, чем студенты дышат и живут.

— С каждым годом увеличивается число посетителей на дне открытых дверей во Втором меде. Как вы считаете, в чём причина такой популярности?

— Хочу сказать, что, во-первых, у нас из года в год растёт число бюджетных мест. Например, на лечебном факультете их 700, и это много! Мы даём возможность абитуриентам из любого региона нашей страны поступить к нам. Чем больше бюджетных мест, тем больше шансов, а чем больше шансов, тем выше интерес. При этом нельзя забывать, что Второй мед — единственный национальный исследовательский медицинский университет в стране. Только у нас по медицинской специальности действует международная программа двойного диплома (Россия и страны Европейского союза). Второй мед гордится своей историей, достижениями и перспективами. Наши достижения отмечаются во всероссийских и международных рейтингах, в которых мы занимаем ведущие позиции в числе медицинских вузов нашей страны и мира. Я считаю, что именно в этом и состоит заинтересованность.

Также многие отмечают, что наши дни открытых дверей всегда проходят интересно. Смею предположить, что подача информации интересна и понятна, ведь вся моя жизнь связана с нашим университетом, я прошёл все этапы становления и могу рассказать о любом из них, причём всегда стараюсь говорить правду о том, что учиться тяжело, что бывают отчисления, что мы за то, чтобы студенты получали реальные знания, становились настоящими врачами и специалистами, которые станут основой здравоохранения будущего. Наверное, всех это привлекает.

Именно из тех студентов, кто не пасует перед трудностями и готов брать на себя ответственность, получаются классные специалисты, ведь как поётся в нашем гимне: «Врачу ошибка не дана».

— Сейчас открыто заговорили об эмоциональном выгорании. Также выяснилось, что врачи подвержены этому очень сильно. Были ли у вас периоды, когда приходило разочарование в работе?

— Конечно, с этим сталкивался и я, и мои коллеги. Во всех вопросах, особенно в организации работы, я начинаю с себя. Нельзя требовать от студентов или преподавателей того, чего не требуешь от себя. Если соблюдать определённый алгоритм действий, то это становится хорошей привычкой и позволяет оставлять значительный запас энергии, который всегда может пригодиться. И, конечно, на пике эмоционального напряжения и нервной работы надо обязательно давать организму отдыхать. Я всегда иду навстречу сотрудникам, если вижу, что человек устал, что надо отпустить в отпуск, дать дополнительный день отдыха, перераспределить нагрузку, взять её на себя или перекинуть на кого-то ещё. Иначе впоследствии это приведёт либо к заболеванию, либо к больничному листу, чего мне бы совершенно не хотелось.

Наш университет вообще и лечебный факультет в частности — это живой организм, который не может остановиться ни на секунду. Все должны работать, и всё должно функционировать. А поддерживают работу организма именно люди, о чьих эмоциях и здоровье нужно заботиться. Я за то, чтобы была профилактика. Это очень важно.

— Вы упомянули студентов. Актуальна ли у них проблема выгорания?

— Поскольку я тоже был студентом, то все трудности знаю хорошо. Учиться тяжело, но интересно: много предметов, новые знания, новый коллектив, новые преподаватели, новые условия обучения, отличающиеся от школьных. К сожалению, выдерживают не все, и к этому надо быть готовым. Я призываю читающих эту статью и планирующих поступление в медицинский вуз реально оценивать свои силы: вы должны быть на сто процентов уверены в своём выборе стать врачом.

В РНИМУ уделяется большое внимание предпрофессиональной подготовке: у нас более 100 школ-партнёров, в которых созданы медицинские классы, организована уникальная школа юного хирурга, работает Центр технологической поддержки образования и многое другое. А чтобы сгладить резкий переход от школьного режима к студенческому, было запущено тьюторское движение: старшекурсники помогают первокурсникам адаптироваться, дают советы и помогают во всём. Не ошибусь, если скажу, что у нас, пожалуй, самое крупное тьюторское движение среди всех медицинских вузов: у каждой группы первокурсников на факультетах есть свой наставник. Опыт их работы настолько успешен, что на базе РНИМУ был создан Федеральный центр поддержки добровольчества и наставничества в сфере охраны здоровья при Министерстве здравоохранения России.

Ранее я уже упоминал о больших возможностях во внеучебной деятельности, которые открываются перед нашими студентами. Это помогает им переключиться, зарядиться энергией, побороть хандру и защититься от эмоционального выгорания.

— А вы во время учёбы принимали активное участие во внеучебной деятельности?

— Ещё до лицея я занимался в спортивной школе, которая называлась «Пролетарский самбист». Затем шесть лет  и даже больше, если считать ординатуру, выступал за сборную команду нашего университета. Самбо — это большая часть моей жизни. На данный момент моё главное хобби — подводная охота.

— Антон Сергеевич, сейчас в центре внимания медицинского сообщества истории о медицинских ошибках, точнее, само определение этого понятия. Как вы считаете, насколько в современном мире врач нуждается в защите?

— Защита врачу, безусловно, нужна. Мы неоднократно встречались по этому вопросу на разных уровнях: в Национальной медицинской палате, в Государственной Думе. Ни у кого не возникает сомнений, что врачу требуется защита. Думаю, что в ближайшей перспективе будет выработана общая позиция всего медицинского сообщества. Сложна ли профессия врача в этом отношении? Да, безусловно.

Один из самых частых вопросов на дне открытых дверей: «Почему вы считаете, что ваш университет и факультет лучшие?» Ответ прост: если мне самому вдруг понадобится медицинская помощь, и я узнаю, что в медучреждении работает выпускник нашего университета, то это для меня главный показатель, что помощь будет оказана качественно. Именно этим мы руководствуемся при подготовке наших студентов и ординаторов. Мы уверены в своих выпускниках и гордимся ими!

— Есть ли у вас кумиры, личности, которыми вы восхищаетесь, и принципы, которых стараетесь придерживаться?

— «Не сотвори себе кумира¼» Кумиров нет, но у меня есть учителя. Я с великим почтением отношусь к Юрию Константиновичу Скрипкину и его семье, с членами которой я поддерживаю добрые отношения. Когда Юрия Константиновича спрашивали, любил ли он когда-нибудь кого-нибудь, он произносил следующую фразу: «Да, любил¼ дерматовенерологию, потому что ни она мне, ни я ей никогда не изменял». Пожалуй, именно это определяет смысл профессии и выбор любимой специальности. Я ни секунды не жалею, что стал дерматовенерологом.

— Завершить интервью хотелось бы планами на будущее. Университет и факультет, несмотря на более чем вековую историю, уверенно идут вперёд. Каким вы видите их будущее?

— Безусловно, мы будем работать в первую очередь над собой, я имею в виду деканат и кафедры. Эта работа отражается на тех молодых людях, которые планируют к нам поступить или уже учатся и она не должна останавливаться. Основной показатель эффективности работы факультета — это его чёткость и слаженность. Если нет перебоев, значит всё идёт в правильном и нужном направлении.

В университете каждый год свершается множество перемен в лучшую сторону. Понятно, что с таким большим коллективом и такой развитой структурой изменить что-то за одну минуту или даже год не представляется возможным. Это системная и командная работа, которая даёт свои результаты постепенно. Повышение активности на международных площадках и рейтингов, цитируемость и другие наукоёмкие показатели, запуск Центральной научно-исследовательской лаборатории бывшего института трансляционной медицины, разработка новых лекарственных препаратов и внедрение их в клиническую практику и множество других планов, которые реализует уже сегодня наш ректор академик РАН Сергей Анатольевич Лукьянов, думаю как раз к 20-му году будут завершены и заработают в полную силу. Но и на этом, я точно знаю, наш коллектив не остановится.

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.