Беседа с Лео Бокерия. Лечение пороков сердца у детей — DNA health

Беседа с Лео Бокерия. Лечение пороков сердца у детей

Лео Антонович Бокерия, пожалуй, самый известный врач в нашей стране. Советский и российский врач-кардиохирург, изобретатель, организатор, педагог, профессор, академик РАН и РАМН, главный кардиохирург Минздрава России, директор НМИЦ ССХ им. А. Н. Бакулева с 1994 года, президент Общероссийской общественной организации «Лига здоровья нации», член Общественной палаты Российской Федерации — его должности и заслуги можно перечислять очень долго. На его счету тысячи спасённых детских жизней. И сегодня он делится с читателями нашего журнала своим опытом и знаниями о том, как жить полной жизнью детям с пороками сердца.

 

 Большинство мам интересует вопрос о том, каким должен быть перинатальный скрининг у плода. Расскажите нашим читателям, на что надо обращать внимание? Cуществуют ли случаи, при которых, например, в обычных городских женских консультациях пропускают серьёзные заболевания?

— Если говорить с позиций сегодняшнего дня, то я считаю, что у нас достаточно удовлетворительное положение дел, потому что с появлением перинатальных центров открылись кабинеты эхокардиографии и диагностики врождённых аномалий и не только сердца. Вообще, диагностику врождённых аномалий сердца при беременности начинали здесь, в этом центре, под руководством Елены Дмитриевны Беспаловой. Сегодня мы уже на 16-й неделе в 90 % случаях можем диагностировать кардиологические пороки развития, а на 21-й неделе беременности стопроцентно ставим диагноз во всех деталях. Более того, мы сегодня научились хорошо лечить даже аритмию сердца у плода. Кроме того, посредством телемедицинских технологий мы проводим удалённые консультации пациентов, проходящих обследование в других регионах.

Главное, что необходимо донести до мамочек, — это обязательность исследования здоровья плода. Есть такие пороки, которые требуют вмешательства в течение первых дней. Я приведу такую нехорошую статистику: из 100 % детей с врождёнными пороками сердца, а их рождается примерно 8–10 на 1000 новорождённых, 30 % детей с критическими пороками сердца надо оперировать в течение максимум первого месяца, а остальных — в течение года.

— А есть операции, которые делаются в два этапа, например в течение первого месяца, а потом ещё через какое-то время?

— Да, и таких случаев достаточно много. Есть пороки сердца, когда операция однозначно делается в несколько этапов. Это необходимо тогда, когда готовность организма к радикальной операции недостаточна, и паллиативная операция дает возможность сердцу подготовиться к восстановлению всей системы кровообращения. Всё зависит от тяжести заболевания. В качестве примера тяжёлой патологии, требующей немедленного лечения можно привести синдром гипоплазии левых отделов сердца. При наиболее тяжёлых формах этого порока развития ребёнок рождается не с четырьмя камерами, а с тремя, т. е. у такого ребёнка фактически отсутствует левый желудочек, который  в здоровом организме создаёт артериальное давление. Хирургическое лечение этого порока сложное и многоэтапное. И тем не менее, в результате лечения пациент, конечно, не будет профессиональным спортсменом, но может создать семью и нормально жить. Самое интересное, что в отдельных иностранных государствах (не буду говорить в каких, а то вдруг они потом обидятся и визу выдавать не будут) долгое время считалось, что такие дети неспособны полноценно жить, и беременных женщин, у которых должны были родиться дети с синдромом гипоплазии левого сердца, отправляли на прерывание беременности. Однако, практика показала, что это не так, и сегодня таких пациентов с успехом оперируют в ведущих клиниках. Конечно, такие дети вероятно не будут долгожителями, но могут благополучно прожить 40–50 лет, что в принципе для нынешнего этапа кардиохирургии приемлемо. В США, кстати, ситуация с прерыванием беременности при наличии у плода синдрома гипоплазии левых отделов сердца серьезно изменилась, когда несколько мам, родивших детей с этим пороком развития, которые были успешно прооперированы, написали книгу о своих историях и показали, какие замечательные, ласковые, приветливые дети у них растут. Сейчас практика прерывания беременности при синдроме гипоплазии левого сердца, причём на любом сроке, при обнаружении этой «болячки», ушла в прошлое.

Другой порок, который также требует неотложной операции, — это так называемая транспозиция крупных сосудов, когда аорта выходит из правого желудочка, а лёгочная артерия из левого. При этом пороке, в отличие от предыдущего, когда выполняется гемодинамическая коррекция, позволяет выполнить радикальную операцию. Для этого нужно вернуть на место аорту, лёгочную артерию и коронарные сосуды, которые питают сердце. Там, конечно, есть определённые свои нюансы, но главное, что дальше этот ребёнок живёт полноценной жизнью.

Я хотел бы обратить ваше внимание на одну важную вещь. Очень многие говорят: «Пускай ребёнок подрастёт, а потом будем его лечить, оперировать…» А что значит ребёнок с врождённым пороком сердца, который растёт до 5–7 лет без операции? А это означает, что его отлучают от физкультуры, ограничивают свободу и его активность, разрешают ему делать лишь самый минимум. И если я ему закрою дефект в пять лет, то, конечно, я сделаю его сердце здоровым. Однако у ребёнка весь организм окажется к этому не готов: он начнёт носиться как угорелый, а у него абсолютно детренированное сердце. В результате ребёнку потребуется очень длительная реабилитация.

Именно поэтому в 2014 г. мы организовали первый в мире реабилитационный центр для детей с врожденными пороками сердца. Это большое пятиэтажное здание с бассейном и всеми необходимыми условиями для реабилитации детей с врождёнными пороками сердца, которые приезжают сюда спустя некоторое время после операции, когда они уже готовы к полному курсу. Кроме того, мы помогаем и их родителям. Они узнают, какую нагрузку можно ребёнку давать, как её повышать и т. д.

— Лео Антонович, как узнать о том, что у ребёнка может быть плохая наследственность по сердечно-сосудистым заболеваниям?

— Это не совсем мой вопрос, тем более что он до конца ещё не исследован. Однако мы знаем, что у женщин, имеющих врождённый порок сердца, вероятность рождения детей с пороком сердца выше. Кроме того, врождённые пороки сердца могут возникать в результате контакта беременных с токсичными веществами, вследствие длительного приёма некоторых антибактериальных препаратов и транквилизаторов, под воздействием ряда вирусных инфекций, таких как цитомегаловирус, уреаплазмоз, вирус Коксаки и т. д. Причин довольно много, поэтому прежде всего важно, чтобы будущие мамы обязательно обследовались во время беременности вне зависимости от того, относятся ли они к группе риска или нет.

— Тогда последний вопрос: пожелание мамам, детям которых был выставлен такой диагноз, как порок сердца. О чём должны знать родители, чтобы не опускать руки?

— У нас  в стране рождается около 10 000 детей с врождёнными пороками сердца. И абсолютное большинство из них радикально излечивается. А руки опускать никогда не надо! Тут мне сразу хочется вспомнить середину 90-х прошлого века. Сложное было время. Ничего ещё не было в этом институте, только начала работать поликлиника. Шёл 1997 год. Осеннее утро. Я стою у окна, вижу, как четыре человека почти бегут от самой калитки и думаю: «Чего же они так быстро идут?» Расстояние от калитки довольно большое, наверное, 800 метров. Деревьев, конечно, нет, ничего нет вообще, пустое почти здание: только поликлиника работает и одно отделение института. И вот эти люди приближаются, и я вижу, что впереди идут молодые мужчина и женщина, а следом люди постарше. Женщина в руках держит кулёк, и я понимаю, что это ребёнок. Четверо взрослых с одним новорожденным. А еще, ведь как минимум другая пара бабушки и дедушки в таком же состоянии. И т.о., если рождается 10 тысяч таких детей, то как минимум 60 тысяч взрослых пребывает в тревоге за них. Их страшит необходимость заботиться о таком ребёнке. Я понял, что это действительно огромная социальная проблема, проблема молодых родителей, у которых ещё ничего нет, которые нервничают и боятся поставленного их ребёнку диагноза.

В 90-е годы это происходило очень часто, когда молодые мамы отказывались от детей с пороками сердца, отдавали их в детские дома, даже когда это были простые пороки. К сожалению, тогда это происходило очень часто. Квот в то время ещё не было, государство денег на операции особо не выделяло.

Вот тогда мы начали акцию «Прикоснись к сердцу ребёнка». Я обратился к мэру Москвы Юрию Михайловичу Лужкову, и он нам дал под проведение акции спорткомплекс «Олимпийский». В те годы в зимний период там проводили чемпионат содружества по футболу, т.е. футбольные условия были идеальными. Я созвонился с Олегом Михайловичем Газмановым, у которого была футбольная команда «Хит FM». Он сразу откликнулся и согласился помочь. И мы устроили дружеский футбольный матч: с одной стороны команда Газманова, а с другой ранее прооперированные в Центре дети. Мы же с 1956 года делаем операции в институте, поэтому очень многие из тех, кто был нами прооперирован в детском возрасте, уже давно стал взрослым. Мы пригласили наших бывших пациентов старше 20 лет, которые перенесли операции на открытом сердце и увлекались футболом. Кроме того, нашу команду пришли поддержать великий советский и российский футболист Федор Федорович Черенков и один из лучших голкиперов мира 80-х годов Ринат Дасаев. Ринат на этом дружеском матче стоял в воротах команды наших бывших пациентов, а Федор помогал ребятам разыгрывать мячи в центре поля. После игры состоялся концерт эстрадных звезд. В общем, хотя на том мероприятии денег нам привлечь на лечение пациентов не удалось, но команда бывших пациентов отыграла матч очень достойно.

Но после этого дружеского матча  в рамках акции «Прикоснись к сердцу ребенка» начали поступать отовсюду просьбы о проведении подобных мероприятий. В одном только Нижнем Новгороде мы их проводили четырежды. И это помогало привлекать для региона определенные средства для операций. Кстати, несколько лет назад, когда уже появились квоты, мне позвонил министр здравоохранения Чечни и сказал: «Нам дали очень мало квот на детей. Ты, как главный специалист, помоги с квотами». Я ответил, что в этом вопросе помочь ему не смогу и предложил провести Акцию. Ему эта идея понравилась, и он сообщил о ней молодому президенту республики Рамзану Ахматовичу Кадырову. Глава Республики провел вместе с нами на стадионе более пяти часов. Это тоже был футбольный матч, с последующим концертом. В итоге было собрано 35 млн рублей, которые позволили пролечить не только детей, но и многих взрослых. Впоследствии Акция «Прикоснись к сердцу ребенка»  проводилась в Якутии, Калужской области, на Дальнем Востоке и во многих других местах. Имея изначально просветительскую цель, со временем акция стала ещё и благотворительной и плавно переросла в мероприятие «Волна здоровья», которую «Лига здоровья нации» проводит теперь ежегодно.

Так что даже когда что-то на первый взгляд кажется безысходным, то всё равно можно найти выход, сдаваться никогда нельзя. И конечно, огромную поддержку должны оказывать в таких ситуациях родные, близкие, семья. Мы в свою очередь, как специалисты и профессионалы, тоже стараемся помочь при любой возможности.

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.