Брадобрей. История профессии — DNA health

Брадобрей. История профессии

Кто сказал, что в салон красоты и к парикмахеру ходят только девушки и женщины? Мужчины тоже следят за своей внешностью и ограничиваются в этом не только расчёской, бритвой и запасной парой чистых носков.

Волосы всегда играли очень большую роль во внешности человека: по причёске можно было узнать о роде его деятельности, материальной обеспеченности или даже составе семьи. Такая профессия, как мужской парикмахер, появилась гораздо раньше современной моды на бороды и стильные, необычные причёски с гелем.

Рассмотрим «историю волос» с первых упоминаний об их значимости. Первые парикмахерские появились ещё в древней Греции, они же были по совместительству мужскими клубами, куда мужчины приходили, чтобы пообщаться, приятно провести время и заодно подстричь или завить волосы. Примечательно, что к парикмахеру тогда ходили только мужчины, женщины же стригли и укладывали волосы дома.

В Древнем Риме бороды, по некоторым легендам, изначально было положено сбривать воинам, чтобы враг не схватил их за волосы и не стянул с коня. Эта традиция вскоре распространилась и на всё население, а для юношей первый поход к брадобрею был чем-то вроде обряда инициализации.

В древние времена волосы были чуть ли не амулетом, которые также вплетались в причёски. Длинные и ухоженные волосы считались гордостью, об этом свидетельствуют многочисленные гребни, найденные при раскопках. На фресках скандинавы и не только всегда изображены с густыми окладистыми бородами: длина волос или бороды являлась показателем силы, ведь отстригались они только в случае поражения в поединке. Бритая же голова и вовсе была признаком раба.

Но времена меняются — одним бороды отрубили топором, а другие решили, что растительность на лице и голове усугубляет и без того тяжело переносимую жару — и женоликость входит в моду. И тогда на сцене появляются такие мастера, как брадобреи и цирюльники. Стоит заметить, что эти профессии никогда не считались хуже остальных или менее достойными, потому что освоить их было не так уж просто. Профессия брадобрея подразумевала только стрижки и бритьё, но такую узкую специализацию оправдать легко: попробуйте постричь волосы так, чтобы это выглядело опрятно и красиво или сбрить бороду опасной бритвой, не отрезав при этом от клиента ничего, кроме волос. А вот цирюльник — уже куда более сложный человек. Начиная со средних веков монахам было запрещено заниматься врачеванием, и эта обязанность перешла к цирюльникам. Так что после длительного обучения они, помимо стрижек и бритья, могли оказывать минимальную медицинскую помощь: вправлять вывихи, делать перевязки, обрабатывать раны, удалять зубы, а также делать массажи и исполнять роль своеобразного косметолога. Такие мастера не проходили медицинского обучения, но всё же с большинством травм и недугов могли помочь, и стоили, естественно, дешевле. Несложно предположить, каким уважением пользовались цирюльники. Считается, что знаменитый символ парикмахерской — столбик, окрашенный чередующимися полосами красного и белого цветов — идёт отсюда же и обозначает собой слияние двух ремёсел: бритья и хирургии.

К XVIII–XIX векам уход за волосами был уже просто обязательной и неотъемлемой частью жизни каждого. Невозможно не упомянуть знаменитый парадокс брадобрея, сформулированный Б. Расселом. Условия парадокса таковы: в городе есть один брадобрей, и он бреет всех мужчин, за исключением тех, кто бреется сам. Вопрос состоит в том, кто же бреет самого брадобрея, ведь других брадобреев в городе нет, а если он бреется сам, то не попадает в категорию своей клиентуры, а значит, не может себя брить. Но внимание хотелось обратить не на философский парадокс, что, конечно, тоже интересно, а на то, что условие даже не подразумевает, что кто-то пренебрегает услугами брадобрея и ходит с неухоженной головой.

Конечно, с появлением моды на парики популярность парикмахеров значительно упала, и вот тогда салоны начали своё возрождение и стали такими, какими мы видим их сейчас. Основной целью посещения барбершопа была не стрижка, а общение в определённом кругу и в приятной атмосфере. Помимо получения сервиса туда приходили, чтобы почитать газету, выпить виски и обсудить последние новости.

Сейчас трудно найти какой-то единый тренд на ту или иную причёску, чем мог похвастаться тот же XVIII век, однако в моде бороды или нет, ухоженный внешний всегда остаётся важным. Некоторые современные тенденции можно оправдать тягой к стилю ретро, ведь в большинстве мужских причёсок с уложенными гелем или бриолином чёлками нельзя не углядеть что-то от 60-х годов и Элвиса Пресли. Ну а тяга к усам и бородам — это не что иное, как внешнее проявление мужественности, которая вряд ли когда-то перестанет быть притягательной, тем более что брутальность и маскулинность проявляются не в покусанных ногтях, неухоженной коже и лохматой причёске.

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.