Центральное зрение и современные технологии его сохранения — DNA health
berlin health

Центральное зрение и современные технологии его сохранения

Одной из серьёзных задач, стоящих перед современной офтальмологией, является лечение патологических процессов заднего отдела глаза, где находится сетчатка и отвечающее за высокую остроту зрения макулярная зона, или жёлтое пятно (лат. macula lutea). Патологические процессы в макулярной зоне чаще встречаются у людей старше 60 лет, но могут развиваться и в более раннем возрасте.

Что может предложить современная медицина для профилактики и лечения болезней заднего отдела глаза? Как определить первые признаки заболевания? Когда и куда обращаться за помощью? Об этом DNA health беседует с Георгием Евгеньевичем Столяренко, доктором медицинских наук, профессором, лауреатом премии Правительства РФ в области науки и техники, премии Ленинского комсомола, членом Американской академии офтальмологии и Американского общества ретинальных специалистов, генеральным директором ООО «Центр диагностики и хирургии заднего отдела глаза».

— Георгий Евгеньевич, о каких заболеваниях идёт речь в связи с патологиями заднего отдела глаза?

— Есть две основные группы заболеваний, которые приводят к преждевременной инвалидизации: возрастная (старческая) макулярная дегенерация (ВМД) и тракционный макулярный синдром (ТМС), включающий макулярное отверстие и эпиретинальный фиброз, — заболевания, схожие по своим проявлениям с точки зрения заболевшего, но имеющие различия в причинах возникновения и методах лечения. Схожесть в том, что человек может сам их диагностировать на ранней стадии, используя простые методы самодиагностики, так как первое клиническое проявление — искривлённый вид предметов при взгляде на них. Важно себя контролировать хотя бы раз в месяц, используя тест Амслера, изобретённый швейцарским офтальмологом Марком Амслером и находящийся в свободном доступе в интернете. Он представляет собой простейшую вещь: лист бумаги, расчерченный на 400 маленьких квадратов, с чёрной точкой в центре сетки, на которой испытуемый фокусирует взгляд. Закрыл один глаз — посмотрел, закрыл другой глаз — посмотрел. Тест Амслера показывает, как в месте развития патологического процесса сетчатка изменяет свой рельеф: вместо ямочки появляется бугорок, а в линиях появляется кривизна. Как только кривизну увидели — у вас нет на сегодняшний день более важной задачи, чем обращение к врачу-офтальмологу, специализирующемуся на патологии сетчатки.

Схожесть их и в диагностике врачом-офтальмологом. Эффективное диагностирование и лечение данных патологических процессов без контроля с использованием оптической когерентной томографии сетчатки невозможно.

Основное различие наблюдается в методах лечения: для ВМД «золотым стандартом» является введение антиангиогенных (анти-VEGF) препаратов внутрь глаза, а для ТМС возможно только оперативное лечение.

— Не могли бы вы рассказать, откуда берётся и как протекает возрастная макулярная дегенерация (ВМД)?

— ВМД — наиболее частая причина инвалидности по зрению у людей старше 60 лет во всём мире. Макулярная зона — это место, где напряжённость энергетического обмена в организме наиболее высока. Каждое мгновение зрительного восприятия сопровождается очень сложным каскадом биохимических реакций с разрушением определённого количества молекул. Возникающий «мусор» выбрасывается на мембрану Бруха, под которой протекает мощная река крови, она-то этот «мусор» и уносит до тех пор, пока мембрана не начинает засоряться и не возникают друзы, скопления «мусора», которых с возрастом становится всё больше.

Эвакуационный санитарный аппарат глаза человека со временем перестаёт справляться с тем «мусором», который производит орган зрения, и развивается так называемая сухая форма ВМД. Эта стадия может длиться достаточно долго. У человека снижается зрение, но это ещё не катастрофа. Когда количество «мусора» становится значительным, в эти «мусорные» кучи организм посылает свои полицейские силы в виде новообразованных сосудов, которых в норме там нет. Это начало влажной формы ВМД. Сосуды разрастаются под сетчаткой, из них начинает пропотевать жидкая часть крови, и развивается отёк. Затем сосуды разрушаются и под сетчатку попадают форменные элементы крови, происходят кровоизлияния. Кровь начинает распадаться, отравляя ткани сетчатки, и организовываться, формируя рубец. В зоне рубца сетчатка безвозвратно погибает, что приводит к существенному и на конечной стадии необратимому снижению зрения.

Влажная ВМД — быстротекущий процесс. Всё происходит в течение недель. Зрение рушится до 10 % и меньше. До недавнего времени с этой катастрофой ничего нельзя было сделать.

— Сам человек может что-то сделать для предупреждения этого состояния?

— Увы, очень мало. Человек находится в группе риска, если близкие в возрасте старше 60 лет теряли центральное зрение. У женщин ВМД развивается чаще, чем у мужчин. Курение в 2-3 раза увеличивает вероятность развития ВМД. Так что из самостоятельных мер приветствуется правильное питание, отказ от курения и самодиагностика, о которой мы говорили выше. Нужно максимально быстро попасть к специалистам. Наука уже разработала достаточно эффективный механизм борьбы с этим массовым заболеванием. Дело в его правильном применении. А это уже вопрос организации, финансов, кадров и т. д.

Существует ли на сегодняшний день профилактика этого заболевания?

— Как таковой профилактики почти нет. Есть ряд препаратов, к сожалению, только зарубежного производства, эффективность которых для замедления течения сухой формы ВМД доказана мультицентровыми исследованиями, такими как LUNA, CARMA. Эти препараты обеспечивают сетчатку определённым необходимым набором микроэлементов, которые чуть-чуть замедляют процесс первичного накопления этого «мусора», а на ранней стадии делают его более податливым для удаления.

Хочу отметить, что назначение в этом случае сосудистых, ангиогенных, ноотропных препаратов, магнито- или физиотерапии не имеет научного обоснования.

— Что же тогда можно предложить пациенту сегодня для правильного и эффективного лечения болезни?

— В начале 2000-х гг. опять-таки на Западе были разработаны так называемые анти-VEGF-препараты. Для офтальмологии создание лекарств, влияющих на факторы появления новообразованных сосудов при ВМД, так называемых таргетных препаратов (от англ. target — цель), имеет большое значение. Как только процесс перешёл во влажную форму помочь может только инвазивная терапия, что предполагает внедрение лекарства внутрь глаза, инъекция в его полость. И это тоже уже можно отнести к элементам хирургического вмешательства, так как эти инъекции потенциально опасны внесением инфекции, требуют особых условий для проведения и компетентности специалистов. Но сегодня это — ещё раз повторюсь — и есть «золотой стандарт» лечения данного заболевания.

Весь смысл этих препаратов в том, чтобы вводить их вовремя и регулярно, тем самым подавляя рост новообразованных сосудов. Для каждого пациента вырабатывается свой график внутриглазных инъекций. Поначалу их надо делать каждые три-четыре недели. Постепенно количество инъекций может быть доведено до трёх-четырёх в год.

Таким образом, сегодня есть высокоэффективный метод лечения влажной формы ВМД. Этот метод при грамотном его применении может обеспечить человеку ещё много лет хорошего функционального состояния его макулярной зоны. Человек может продолжать работать, видеть всю красоту мира. Для этого ему нужно попасть к грамотному врачу, владеющему этой методикой, попасть вовремя и сразу начать лечение. Если мы ловим влажную форму ВМД в её начале, на старте этого процесса такая терапия наиболее эффективна. Если же уже произошло несколько кровоизлияний, мы можем оказать, по сути, только паллиативную помощь.

— Вы назвали также тракционный макулярный синдром (ТМС). Что это за патология? Каковы возможности современной медицины в её лечении?

— Это заболевание может возникнуть в возрасте старше 45 лет. Чаще поражается один глаз, но с вероятностью 20–30 % будет затем поражён и второй.

Глаз внутри заполнен так называемым стекловидным телом. С возрастом оно становится плотнее, уменьшается в размерах и начинает отходить (отслаиваться) от сетчатки. По мере нарастания дистрофических изменений в стекловидном теле зона его отслоения всё больше распространяется. Человек вдруг начинает видеть в глазу какие-то плавающие помутнения — это признаки произошедшей задней отслойки стекловидного тела. Не путать с отслойкой сетчатки, это разные состояния. При этом может возникнуть тракционный макулярный синдром (тракция — «тянущееся воздействие»). Сетчатка утрачивает правильную структуру: начинает натягиваться, деформироваться вплоть до разрыва. Слепым человек не становится (периферические отделы сетчатки продолжают работать), но из-за потери макулярной зоны зрение снижается до 5–10 %, и читать человек уже не может, потому что всё кривое.

До 1982 г. это было неизлечимо. В этом году докторами Н. Келли и Р. Вендел было предложено эффективное хирургическое лечение сквозного макулярного отверстия. С тех пор сотням тысяч людей во всём мире возвращено зрение. Однако мы до сих пор нередко встречаемся с тем, что людей пытаются лечить лазером, уколами новомодными, таблетками или каплями. При данном заболевании это не имеет никакого смысла.

Существует ли профилактика тракционного макулярного синдрома?

— Профилактики, к сожалению, не существует. Но вот существенно повысить свои шансы на успешное лечение, используя самодиагностику, реально. Если удаётся поймать этот синдром на ранней стадии, когда ещё разрыва сетчатки как такового нет, но есть предразрыв, то излечение при правильно сделанной операции вообще стопроцентно. Человеку полностью возвращается зрение! Поэтому очень обидно, когда люди упускают время и заставляют нас работать уже в условиях полномасштабных боевых действий, хотя до них можно было не доводить.

— А в вашем центре могут помочь справиться с данными заболеваниями?

— Наш центр имеет наибольший в России опыт в лечении этих заболеваний. Поле, на котором мы боремся с патологическими процессами, имеет диаметр 1,5 мм (1500 микрон). Естественно, что раз мы занимаемся подобной экстремально малой хирургией, у нас для этого есть техническая и технологическая оснастка.

Мы, по сути, первыми в стране начали работать с этими макулярными разрывами и фиброзами и стали это делать давно, более 35 лет назад. Мы занимаемся анти-vegf-терапией с 2006 г. Создавались мы как сообщество докторов, специализирующихся на проблемах заднего отдела глаза, и даже вынесли нашу специализацию в название клиники. Катарактой и глаукомой мы тоже занимаемся, но специализируемся всё-таки на заднем отделе глаза.

Интервью провела Татьяна Михальская.

Центр хирургии и диагностики заднего отдела глаза
Москва, ул. 2-я Владимирская, д. 2,
тел: +7 (499) 270-54-74
www.stolyarenko.com
retina@retina.ru

 

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.