Лимфома Ходжкина сегодня – это не приговор, а всего лишь диагноз. Интервью с Первин Зейналовой. — DNA health

Лимфома Ходжкина сегодня – это не приговор, а всего лишь диагноз. Интервью с Первин Зейналовой.

Лечение онкогематологических заболеваний, в частности лимфомы Ходжкина, требует от пациента большого мужества и оптимизма, а от врача — высокой квалификации и опыта. Но тем не менее эта задача уже не является неразрешимой, и подавляющее число больных переживают это трудное испытание успешно и идут дальше по жизни: работают, строят семьи, рожают детей. О том, каких успехов сегодня удалось достичь в лечении этого заболевания, мы беседуем с заведующей отделением гематологии и трансплантации костного мозга НИИ клинической онкологии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина» Минздрава России доктором медицинских наук Первин Айдыновной Зейналовой.

—Первин, расскажите, пожалуйста, об истории изучения гемобластозов — опухолей кроветворной системы. Сто лет назад их, наверное, никто и не пытался лечить?

— О лечении лимфопролиферативных заболеваний я бы хотела рассказать на примере лимфомы Ходжкина (раньше болезнь называли лимфогранулематозом). Это злокачественное опухолевое заболевание лимфатической системы. Нельзя сказать, что раньше лечением этой болезни не занимались. В нашей стране на рубеже 60–70-х годов лимфому лечили и в нашем центре, и в других медицинских учреждениях. На том этапе для борьбы с болезнью применялась комбинированная химио- и лучевая терапия. За прошедшее время многое изменилось, в том числе и подходы к терапии. А главное, изменился прогноз. Разговаривая с пациентами сегодня, мы подчеркиваем, что, несмотря на злокачественность лимфомы Ходжкина, такой диагноз всё-таки не приговор.

— Насколько распространено это заболевание? Кто ему больше подвержен?

— В среднем в России ежегодно лимфому Ходжкина диагностируют у 2,12 человек на 100 тыс. населения. Наибольший уровень заболеваемости в возрастной группе 19–45 лет с пиком на возрасте 30–34 года. В нашей клинике есть опыт лечения пожилых пациентов в возрасте 60 лет и старше.

— А как сильно сказывается лимфома Ходжкина на продолжительность жизни? Иными словами, насколько велик риск умереть от этой болезни?

— Введение в лечебную практику химиолучевого лечения, соответствующего объёму поражения, позволило увеличить общую выживаемость больных до 90 %.

— Главный симптом заболевания — увеличенные лимфоузлы. Но у терапевтов зачастую нет должной онкологической настороженности. Часто ли этот симптом остаётся без внимания?

— Наиболее характерным симптомом является увеличение лимфатических узлов. У части пациентов заболевание сопровождается симптомами интоксикации: лихорадкой, ночными приливными потами, значительной потерей веса, кожным зудом. С такими симптомами наиболее часто пациенты обращаются к терапевтам по месту жительства. Процесс диагностики при таких жалобах не должен затягиваться. Пациента нужно обследовать незамедлительно.

Обследование должно включать в себя общие биохимические анализы крови с подсчётом формулы и СОЭ и ультразвуковую диагностику всех групп периферических лимфатических узлов и брюшной полости. ПЭТ-КТ плотно вошёл в алгоритм обследования больных лимфомой Ходжкина. Несмотря на его дороговизну, очень важно успеть выполнить ПЭТ-КТ ещё до начала лечения для оценки распространённости процесса и выбора оптимальной тактики лечения и его объёма. Мы в нашем центре имеем возможность выдавать направления, по которым пациенты могут проходить ПЭТ-КТ бесплатно.

— Каков примерно объём лечения лимфомы Ходжкина?

— С этого вопроса начинают беседу пациенты. Они хотят получить информацию о количестве курсов и длительности лечения. После завершения обследования пациент должен быть отнесён к одной из прогностических групп: «ранние стадии с благоприятным прогнозом», «ранние стадии с неблагоприятным прогнозом» и «распространённые стадии». Стандартом лечения ранних стадий является 2–4 цикла полихимиотерапии (ПХТ) с последующей лучевой терапией (ЛТ) на зоны исходного поражения. На ранних стадиях с неблагоприятным прогнозом рекомендовано проведение 4–6 циклов ПХТ в сочетании с ЛТ на зоны исходного поражения. При распространённых стадиях — 6 циклов ПХТ в сочетании с лучевой терапией на зоны больших опухолевых массивов, оставшихся после химиотерапевтического воздействия.

— Какие именно симптомы должны побудить обратиться к врачу?

— Увеличенные лимфоузлы, лихорадка до 37-38 градусов, сильная потливость (особенно ночная), слабость, потеря массы тела (больше 10–15 кг за короткое время), кожный зуд — вот признаки, при которых, конечно, лучше обследоваться. К сожалению, диагностика на местах гораздо хуже поставлена, чем в крупных федеральных центрах. Кроме того, в регионах лечением лимфомы Ходжкина занимаются не гематологи, а онкологи и не всегда предпринимаются срочные меры для обследования, необходимость в которых нередко возникает при гематологических заболеваниях.

Есть пациенты, спасти которых можно, только если как можно раньше установить диагноз и сразу же начать проводить специализированное лечение.

— Лечение гемобластоза агрессивное. И надо иметь очень веские основания, чтобы назначить его. Каков процент врачебных ошибок при лимфоме Ходжкина?

— Сразу успокою: не начинают специфическую терапию без анализов и должного обследования. Даже если у пациента имеются все симптомы болезни, должна быть произведена морфологическая верификация диагноза: на первом этапе рекомендована биопсия увеличенного лимфоузла, который был поражён самым первым, проводится иммуногистохимический (ИГХ) анализ. После результатов ИГХ-исследования планируется начало программной терапии, ставится окончательный диагноз и подбирается вариант лечения. ИГХ-исследование для подтверждения диагноза «лимфома Ходжкина» сегодня является обязательным.

— А что теоретически может произойти, если начать лечение без морфологической верификации?

— Неправильно подобранное лечение не приведёт к достижению противоопухолевого эффекта. У больного сформируется резистентность к противоопухолевым препаратам.

— Иммуногистохимия — дорогой анализ. Везде ли есть возможность его сделать?

— ИГХ-иследование на сегодняшний день является обязательным для подтверждения диагноза «лимфома Ходжкина». На основании результатов данного исследования подбирается программная терапия с назначением иммунных препаратов. Каждый пациент может произвести ИГХ-исследование в федеральных центрах.

— Насколько тяжело лечение? Наверное, человек, переносящий химиотерапию, совершенно выключается из обычной жизни?

— Современные программы лечения проводятся в амбулаторном режиме. При необходимости пациенты госпитализируются в стационар на 3-4 дня с последующем амбулаторным мониторингом.

— Расскажите подробнее про аутотрансплантацию костного мозга. Что это за метод, как проводится, кому помогает?

— К сожалению, у 20 % больных лечение оказывается неэффективным от первой линии химиотерапии либо развивается рецидив.

Современное лечение рецидивов включает более интенсивную терапию, в том числе высокодозную, которая проводится под защитой собственных стволовых клеток. Эффективность такого лечения рецидивов в нашей клинике аналогична мировым данным и достигает 50–60 %.

— Бывают ли рецидивы после аутологичной трансплантации? Что в таком случае делать?

— Да, рецидивы бывают. Появление новых иммунных препаратов позволило отнести выполнение аллогенной трансплантации на более поздние сроки.

Любой вид трансплантации костного мозга по нашему законодательству для пациента проводится бесплатно, по квотам.

— Взаимодействуете ли вы с врачами других стран?

— Да, мы работаем с нашими зарубежными коллегами, посещаем международные конференции, проводим совместные конференции, где обсуждаем проблемы и обмениваемся опытом. Ответственно могу заявить, что наши результаты лечения лимфомы такие же, что и у ведущих международных клиник.

— Как меняется качество жизни после лечения?

— До последнего времени считалось, что лимфома Ходжкина (ЛХ) и беременность несовместимы, так как беременность отягощает течение заболевания.

Проведение углублённых изучений репродуктивной функции, в том числе и гормональных, у женщин с ЛХ до и после лечения заболевания позволило выработать показания для выбора и применения гормональных препаратов с целью сохранения репродуктивной функции. Оценка течения ЛХ, в зависимости от наличия беременности, позволила определить тактику ведения беременности и разработать рекомендации по планированию беременности:

  1. При первичной диагностике лимфомы Ходжкина во время беременности или выявлении рецидива заболевания во время беременности врачебная тактика должна быть индивидуализирована и определяться как распространённостью и клинической характеристикой лимфомы, так и сроком беременности с учётом желания женщины сохранить ребёнка. Такая тактика оправдана, так как анализ лечения ЛХ у женщин детородного возраста, проведённый в РОНЦ, не выявил влияния беременности и родов на течение заболевания и эффективность его лечения. В РОНЦ накоплен большой опыт в этом направлении. Мы сотрудничаем с ФГБУ «НМИЦ акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В. И. Кулакова» МЗ РФ.
  2. При проведении ПХТ во время беременности необходимо планировать родоразрешение через три недели после последнего введения химиопрепаратов, когда восстановился нормальный гемопоэз матери. В случае неосложнённых родов лечение должно быть продолжено через 7–14 дней после родоразрешения.
  3. Все пациентки с ЛХ должны быть расценены в акушерстве как группа высокого риска. Досрочное родоразрешение не требуется, если пациентка получила или получает адекватную терапию ЛХ.
  4. Планировать беременность необходимо не ранее чем через 2-3 года после окончания химиотерапии, так как большинство рецидивов ЛХ приходится на первые 2-3 года после окончания специфической терапии, и данный срок необходим для восстановления активности иммунной, эндокринной и адаптационной систем.

Мы обязательно проводим беседу с первичными пациентами до момента применения ПХТ, объясняя необходимость защиты яичников перед началом лечения.

Наиболее частым осложнением противоопухолевого лечения является мужское бесплодие. Причина — токсичность препаратов или лучевая терапия, применяемая во время лечения.

С мужчинами, которым предстоит ПХТ, также ведётся беседа о сборе спермы перед началом лечения. Предлагаем консультацию онколога-уролога, который рекомендует криоконсервацию спермы (методика, которая позволяет хранить сперму практически неограниченное время). Половые клетки, заготовленные до начала противоопухолевого лечения, дадут возможность мужчине зачать и воспитывать собственных детей.

— Давайте резюмируем. Какие всё же шансы у молодого человека, заболевшего лимфомой Ходжкина, вылечиться?

— Целью современной терапии первой линии у пациентов с ЛХ является излечение, т. е. достижение для большинства больных такой же длительности и такого же качества жизни, как и у здоровых сверстников.

Спасибо за ваши вопросы и проявленный интерес к данной теме.

www.ronc.ru
+7 (499) 324 24 24
info@ronc.ru

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.