Область зрения — DNA health
interCHarm

Область зрения

Несмотря на то что абсолютно здоровым зрением похвастаться могут лишь единицы из нас, в профилактических целях раз в году посещать офтальмолога мы, увы, не любим. Что ж, сегодня к читателям DNA health поговорить о здоровье глаз офтальмолог пришёл сам. О наиболее распространённых заболеваниях глаз и их профилактике мы беседуем с президентом Российского глаукомного общества, председателем Межнационального совета по глаукоме, заведующим кафедрой офтальмологии РНИМУ им. Пирогова академиком РАМТН, РАЕН, РАЭН Евгением Алексеевичем Егоровым.

— Евгений Алексеевич, проблемы со зрением беспокоят миллионы россиян. По статистике, в лидерах такие патологии, как аномалия рефракции, воспалительные заболевания глаз, катаракта и глаукома. Что делать, чтобы сохранить зрение как можно дольше?

— К сожалению, не для всех глазных болезней есть профилактика. Для некоторых патологий её просто не существует. Как на роду написано, так и будет, что бы мы с вами ни делали. В частности, это относится и к глаукоме — одному из основных офтальмологических заболеваний, приводящих к невозвратимой потере зрения. Есть и масса других заболеваний, где профилактика тоже невозможна.

Вы упомянули аномалии рефракции. Это не заболевание, но проблема. Дело в том, что рефракция — особенность строения глаза, которая позволяет получить либо нормально сформированный орган зрения, либо с какими-то отклонениями. Например, у одного человека будет более высокая преломляющая сила роговицы, чем нужно, у другого глазное яблоко будет больше или меньше нормы — всё это имеет значение. Какая здесь может быть профилактика?! С этим человек рождается. Или, скажем, взять воспалительные заболевания глаз. Конечно, можно дать совет не заболевать, беречь глаза, держать их в тепле. Но как следовать этому совету на практике? Вы пошли на улицу, а там ветер и снег. Ну и что делать? Или, например, известно, что глазам вредны стрессы, но современная жизнь без них немыслима! Получается, опять с профилактикой довольно сложно.

Катаракта тоже плохой пример с точки зрения профилактики. Многие фармацевтические компании выпускают капли для её сдерживания, но есть одно важное уточнение: эти капли прекрасно действуют до того момента, пока катаракта не появилась, а как только она возникла, то уже никакая профилактика почему-то не работает. Как два века назад, так и сейчас такие капли лишь помогают больным скоротать время до операции.

— Значит, подостлать соломки никак не получится?

— Зачастую да. Но, с другой стороны, есть вещи, о которых нужно обязательно сказать. Речь идёт о серьёзном заболевании, поражающем людей с возрастом. Оно называется возрастная макулярная дегенерация сетчатки (ВМД). Связано оно в первую очередь с тем, что в организме примерно к 60 годам перестаёт вырабатываться необходимое для функционирования сетчатки глаза вещество — пигмент лютеин (в пер. с др.-греч. — жёлтый). На фоне дефицита этого пигмента сетчатка начинает страдать, и ухудшается центральное зрение. Перед глазами больного появляется пятно, в результате чего человек теряет возможность читать, писать, смотреть телевизор. В 60 лет это заболевание возникает примерно у 1,5–2 % людей, а после 80 лет — у 30–40 %. Ещё лет 20 назад, столкнувшись с такой патологией, мы разводили руками и ничего не могли посоветовать нашим больным, а сегодня мы им просто назначаем заместительную терапию, т. е. вводим лютеин с помощью лекарств. Пациенты принимают регулярно одну или две таблетки в день, и заболевание у них просто не развивается. Так что слово «профилактика» всё-таки существует в офтальмологии, хотя и не всегда.

— Можно ли получить лютеин из продуктов питания или БАД?

— Лютеин в организме перестаёт вырабатываться после 60 лет, поэтому нам обязательно нужны внешние его источники как в виде продуктов питания, так и в виде БАД. В наибольшей степени лютеином богат шпинат, а также болгарский перец, особенно жёлтый. Правда, чтобы получить суточную норму лютеина, нужно ежедневно съедать огромное блюдо шпината с верхом. Для профилактики возрастной макулярной дегенерации необходимо 6 мг лютеина в день, для лечения — 12 мг и более. Поэтому приём БАД с лютеином обязателен. Однако при покупке важно обращать внимание на то, чтобы в препарате содержалось необходимое количество именно лютеина, а не зеаксантина, который выполняет лишь вспомогательную роль и нужен только для лучшего усвоения. Также для здоровья глаз необходимы цинк, медь и селен, участвующие в обмене веществ. Но если мы говорим о ВМД, то номер один — это сам лютеин. Всё остальное имеет вспомогательный характер.

— Давайте подробнее расскажем нашим читателям про аномалии рефракции. Как предупредить их появление у ребёнка и прогрессирование у взрослого?

— В процессе формирования ребёнка в утробе матери развивается одновременно и глаз. Сетчатка — это вынесенное на периферию вещество мозга, вокруг которой создаётся глаз. Сетчатка покрывает внутреннюю поверхность глазного яблока. Её задача — воспринимать свет. В этом ей помогает оптическая система глаза. В неё входят роговица и хрусталик, который меняет фокус и наводится на резкость, а также стекловидное тело, пропускающее свет. И всё это должно сфокусироваться на сетчатке. Но порой оказывается, что эта оптическая система не совсем соответствует величине глаза. В этом случае на сетчатке не получается единой точки фокуса. Когда лучи света на сетчатке фокусируются — это нормальная рефракция. Если же преломляющая способность сетчатки больше, чем размер самого глаза, то лучи собираются перед сетчаткой, поэтому близорукие люди видят всё в кругах светорассеяния: крупные предметы чётко, а детали уже нет, причём чем дальше от глаза, тем видимость хуже. При дальнозоркости лучи собираются за сетчаткой, поэтому чем дальше отстоит предмет, тем проще его рассмотреть.

— А что происходит с глазом при астигматизме?

— Роговица глаза по идее должна быть сферичной, а при астигматизме она оказывается вытянутой. Хрусталик старается навести на фокус, но свести все лучи в одной точке не получается, потому что разные части роговицы начинают преломлять свет по-разному. Это называется астигматизм. Стигма — точка, астигматизм — отсутствие одной точки фокуса. В этом случае изображение получается в виде размытого пятна. .

— Как лечатся аномалии рефракции?

— Подбором правильной оптики. Дальнозоркость исправляют очками, которые усиливают преломление глаза, поэтому такие очки раньше были с толстыми линзами. Сейчас они делаются по другой технологии. А у близоруких, наоборот, применялись рассеивающие линзы, чтобы ослабить рефракцию, и они были выгнутыми изнутри, и очки зрительно уменьшали глаза. Современная оптика позволяет этого избежать. Чтобы скорректировать астигматизм, нужны цилиндрические очки, которые могут исправить какой-то один ведущий меридиан, где есть неправильное преломление, и собрать его снова.

— Как вы относитесь к гимнастике для глаз? Можно ли с её помощью восстановить своё зрение?

— Исправить оптику глаза упражнениями нереально, хотя многие и стараются. Однако есть возможность исправить форму роговицы с помощью лазера, но это надо делать по показаниям. Лазер всё-таки прижигает роговицу, при этом испаряется её часть. Вроде ничего страшного, но в этом месте прозрачность роговицы чуть-чуть, но теряется. В таком случае может исчезать былая контрастность зрения, что для некоторых людей может быть критичным. Кроме того, если у человека очень высокие степени близорукости (свыше 8) и роговица очень крутая, то лазерная коррекция зрение сначала улучшит, но потом глаз начнёт восстанавливать кривизну, и близорукость по чуть-чуть, но станет возвращаться.

— Что такое синдром сухого глаза и как влияет на него работа за компьютером?

— Синдром сухого глаза — это не компьютерный синдром, хотя компьютер тоже может способствовать его проявлению. Суть патологии не в том, что выделяется мало слезы, но меняется качественный состав слёзной жидкости, которая становится более жидкой и бедной полезными веществами. Кстати, как показали исследования, проведённые на очень большой популяции людей, синдрому сухого глаза больше подвержены курящие женщины 50 лет, особенно блондинки со светлыми глазами. Вообще слеза имеет очень сложный, многослойный состав. Она находится на поверхности роговицы и защищает её от всех внешних проявлений. Если в её составе не хватает муцинов, белка, липидов, она быстро испаряется. А поскольку на поверхности роговицы находится множество нервных окончаний, то, как только она оголяется, сразу возникает дискомфорт, жалоба на «песок» в глазах, светобоязнь. Именно так проявляется синдром сухого глаза.

Находясь перед монитором, мы реже моргаем. А пока глаз открыт, происходит испарение слезы. В этом случае нет настоящего синдрома сухого глаза, но есть обнажение роговицы, и появляются те же проблемы. Поэтому при работе за компьютером надо заставлять себя чаще моргать.

Кроме того, разрыву слёзной плёнки способствует ещё и кондиционер, сухой воздух, напряжённая зрительная работа. В этом случае обычно помогают слёзозаменители — капли, которые содержат необходимые ингредиенты. В основном это загустители типа карбоксиметилцеллюлозы. Также есть специальные иммуномодуляторы, вернее, иммуносупрессоры, подавляющие работу иммунной системы. Они меняют состав слезы. За счёт этого она восстанавливает свою стойкость. . Но там требуется длительное лечение (3–6 месяцев), чтобы получить хороший эффект, и такое лечение должен назначать только офтальмолог.

— Одно из самых страшных заболеваний глаз — глаукома. Отчего она развивается и в чём её опасность?

— Глаукома — это мультифакторное заболевание: чтобы оно возникло, должно объединиться несколько условий. Например, должны иметь место определённые особенности строения зрительной системы, при которых структуры глаза развиваются не так, как надо, или у человека может быть неправильно расположена зона оттока жидкости из глаза: спереди или сзади. Отклонения от нормы могут быть минимальными, но для функционирования глаза это имеет значение. Также существенным дефектом может являться недоразвитие структур в углу передней камеры глаза, где находятся пути оттока внутриглазной жидкости. Они могут быть закрытыми вследствие каких-то анатомических предрасположенностей.

Наследственность тоже играет роль. Сегодня даже ген глаукомы выявлен, только мы пока не знаем, как на него напрямую воздействовать. И ещё очень большое значение имеет возраст. С годами начинают накапливаться неблагоприятные изменения, ухудшающие отток жидкости из глаза, да и сама внутриглазная жидкость меняет своё качество: там накапливаются различные продукты обмена веществ, клетки крови, что постепенно может забивать пути оттока. . Чем дольше мы живём, тем отток из глаза хуже, а приток жидкости всё равно есть. В результате этого повышается внутриглазное давление и возникает глаукома.

Есть детская глаукома, юношеская, при которой изменения накапливается уже к подростковому возрасту, и, наконец, самая распространённая глаукома взрослых, которая начинается, как правило, после 40 лет, а выявляется обычно годам к 60.

За время нашего с вами разговора уже несколько больных потеряли зрение от глаукомы, ведь каждую минуту в мире по этой причине слепнет человек. Самое страшное, что каждые 10 минут по статистике теряет зрение один ребёнок с врождённой глаукомой.

— Кто входит в группу риска по глаукоме?

— Это прежде всего люди, имеющие неблагоприятную наследственность, а также те, у кого имеются определённые состояния глаза. Например, чаще и тяжелее глаукомой страдают близорукие люди, причём близорукие глаза с глаукомой труднее лечить. При этом требования к уровню давления, которое необходимо при этой болезни понижать, другие, чем у лиц с нормальным зрением или у дальнозорких: чтобы глаукома не прогрессировала, нужно ещё на два-три миллиметра дополнительно снижать. Так что всё очень непросто.

— Глаукома бывает закрытоугольная и открытоугольная. Какая возникает чаще и какая опаснее?

— Закрытоугольная глаукома протекает с очевидной симптоматикой, она, можно сказать, честная. Вторая форма болезни хитрая. При открытоугольной глаукоме приступов не бывает, всё течёт тихо, незаметно, без болевого синдрома. Зрение снижается медленно, причём его острота падает в последнюю очередь, а сначала постепенно сужается поле зрения, съёживаясь как шагреневая кожа. Кстати, острота зрения снижается сначала только на одном глазу, в то время как второй берёт на себя недостающие функции и компенсирует потерю.

Очень часто глаукома выявляется случайно, когда, например, пациент приходит на подбор очков. Он закрывает один глаз и говорит: «Слушайте, а чего свет у вас тут как-то притух?» И выясняется, что у него глаукома. И такие случаи бывают, к сожалению, даже в Москве.

Раньше мы считали, что 90 % глаукомы — это закрытоугольная форма с острыми приступами и болями. Но сейчас 90 % всех случаев составляет глаукома открытоугольная, а застойная встречается гораздо реже. Самое удивительное, в стационарах больных с острым приступом глаукомы в последний десяток лет стало гораздо меньше. Что случилось, пока сказать трудно, но факт есть факт.

— Насколько опасно при этом заболевании затягивать с обращением к врачу?

— Глаукому нельзя оставлять без лечения, иначе она может развиваться молниеносно. Но тут всё очень индивидуально. Бывает очень быстрое течение глаукомы, а бывает стационарное, постепенное. Скажем, если болезнь выявляется ближе к 60 годам, а затем постепенно начинает прогрессировать, то переход из одной стадии в другую занимает при благоприятном течении где-то 10 лет. А если развивается молниеносная глаукома, то человек может ослепнуть в течение года.

Ещё бывает острый приступ глаукомы. При этом происходит резкий подъём давления, болевой шок, покраснение глаза, затем резкое падение зрения, туман, и глаз становится как камень. Во время такого приступа за 48-72 часа  можно потерять зрение полностью. Поэтому самое главное при глаукоме (особенно, открытоугольной) — как можно раньше начать лечиться после постановки диагноза.

— Как именно лечат глаукому? 

— Начинаем всегда с медикаментозного лечения. При его неэффективности переходим к лазерному или хирургическому лечению. Раньше мы считали, что лазер, который, кстати, был разработан у нас, в Советском Союзе, ещё полвека назад, — это наилучший метод, но, к сожалению, выяснилось, что такое лечение часто дает  лишь временный эффект и через какое-то время болезнь может снова вернуться. Поэтому лекарство (гипотензивные капли, снижающие внутриглазное давление) должно идти первым этапом. До 50-х годов прошлого века из подобных лекарств в России был один лишь пилокарпин, о котором многие до сих пор помнят. Сегодня же противоглаукомных препаратов множество, но в них нужно правильно ориентироваться, учитывая количество побочных явлений. Лечиться длительно и эффективно с помощью гипотензивных капель могут примерно 60 % больных. У остальных глазное давление потом всё равно начинает повышаться.

— Значит, медикаментозно глаукому вылечить нельзя?

— Нельзя. Можно лишь нормализовать глазное давление и стабилизировать процесс. Но если медикаментозное лечение перестаёт действовать, остаются другие варианты. Лазер, как уже было сказано, снижает давление, но нестойко. За ним потом нужно наблюдать и если что добавлять другое лечение, хирургическое например. Но и тут всё непросто. Если мы раньше утверждали, что хирургия глаукомы в отдалённые сроки даёт более 85 % успеха, то сегодня можем говорить только о 70 %. Это связано, во-первых, с очень активным медикаментозным противоглаукомным лечением, которое мы применяем: от него глаз меняется. А во-вторых, значение имеет и то, что сейчас люди принимают очень много всяческих лекарств от общих соматических заболеваний, многие из которых уменьшают действие препаратов, которые мы капаем в глаз.

— А что происходит с теми 30 % больных, для которых хирургия неэффективна?

— Примерно 10–15 % больных с впервые выявленной глаукомой обречены на слепоту, несмотря на лечение. Оставшаяся часть пациентов продолжит медикаментозное лечение, но, увы, со временем тоже постепенно потеряет зрение. Таким образом, глаукома в офтальмологии до сих пор является главным заболеванием, которое приводит к инвалидизации.

— Давайте перейдём к травме глаза. Как правильно оказать первую помощь при таком повреждении?

— Правила первой помощи в этом случае довольно просты. Если что-то попало в глаз, надо немедленно обратиться в медицинский пункт, например на производстве. Там пострадавшему должны закапать в глаза дезинфицирующие капли, наложить повязку и отправить в глазной стационар, потому что очень часто ранка от инородного тела, попавшего в глаз, может быть очень маленькая, а само инородное тело при этом будет большим. Оно проходит на большой скорости через все слои глаза и оказывается внутри. Поэтому необходимо с помощью рентгена, ультразвука или каких-то других методов выявить, локализовать и обязательно убрать инородный предмет из полости глаза, даже если человек не ощущает дискомфорта. Если этого не сделать, могут возникнуть заболевания. Попадание железа  приведёт к сидерозу глаза, так как металл окисляется и повреждает все ткани вокруг, а попадание меди — к халькозу, при котором в глазу появляются жёлтые полоски. Даже если в результате проникновения инородного тела боли человек не испытывает, глаз всё равно токсически повреждается, поэтому обязательно инородное тело нужно убирать. Правда, если в глазу оказалось золото или серебро и при этом выясняется, что доставать этот предмет опасно, то можно оставить всё, как есть: благородные металлы не окисляются.

— А каковы правила помощи при химической травме?

— Химические ожоги — это серьёзно. В этом случае самое главное не медицинская помощь, а самопомощь. Первое, что нужно сделать при химическом ожоге — это промыть глаз первой попавшейся водой, чем быстрее, тем лучше. Только так можно уменьшить степень травмы.

Химические ожоги бывают разными: кислотными, щелочными. Они причиняют разные повреждения, но тем не менее функции глаза теряются в любом случае: идёт помутнение роговицы, других отделов глаза. А при тяжёлых ожогах вообще может произойти заращение глазной щели, когда задняя поверхность век начинает срастаться с глазным яблоком. Потом приходится делать большие восстановительные операции и пластику.

— 11 апреля 2019 года завершился XXVI Российский национальный конгресс «Человек и лекарство». Какие основные результаты и успехи конгресса вы бы отметили в этом году?

— Это один из наиболее значимых конгрессов в нашей стране, который посвящён вопросам глаукомы. Он проходит ежегодно, причём мы начинали с достаточно небольшого количества участников. Сейчас в нём принимает участие более тысячи врачей. И если сравнивать с зарубежными странами, то по массовости, да и по всему остальному, он уступает лишь съезду Европейского глаукомного общества. В других странах глаукоматологов столько не наберёшь. Например, в благополучной Дании офтальмологов чуть больше 200. У нас в Москве их больше в пять раз минимум.

Это был очень серьёзный конгресс, причём я должен с гордостью сказать, что он является событием мирового масштаба, ведь Российское глаукомное общество — один из ведущих членов Всемирной глаукомной ассоциации, а работы, которые у нас докладываются, отличаются очень высоким научным уровнем и имеют огромный авторитет.

 

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.