Пластическая хирургия в России. На уровне мировых стандартов и даже чуть выше! — DNA health

Пластическая хирургия в России. На уровне мировых стандартов и даже чуть выше!

Проблема выбора квалифицированного пластического хирурга нередко приводит наших соотечественниц и соотечественников в зарубежные клиники, в то время как в России всё больше становится специалистов, способных оказывать услуги в этой области даже на более высоком уровне, чем могут предложить иностранные коллеги. Об этом читателям DNA health рассказывает главный внештатный специалист — пластический хирург, председатель профильной комиссии по специальности «пластическая хирургия» Министерства здравоохранения Российской Федерации, заведующая кафедрой пластической и реконструктивной хирургии, косметологии и клеточных технологий ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н. И. Пирогова, врач высшей категории доктор медицинских наук, заслуженный врач Российской Федерации Наталья Евгеньевна Мантурова.

— Первый вопрос, конечно, о наиболее злободневной теме российской пластической хирургии — внедрении профессиональных стандартов. Насколько, на ваш взгляд, они соответствуют международным требованиям и зачем они нужны?

— Профессиональные стандарты — это важный документ, который регламентирует работу врачей. Они соответствуют международным стандартам, потому что мы сейчас создаём учебную литературу, которая учитывает опыт не только российских специалистов, но и авторов других стран. Мы в добрых отношениях с ними и периодически делимся знаниями, лекционными и практическими занятиями, для того чтобы соответствовать международному уровню и стандартам.

Но что такое профессиональный стандарт? По большому счёту это единственный документ, который будет определять возможные медицинские услуги, которые способны выполнять наши специалисты, т. е. их допуск к выполнению тех или иных медицинских услуг. Говоря простым языком, профессиональные стандарты — это возможность понять, какие услуги может выполнять специалист с конкретным образованием.

— А готовы ли отечественные клиники к их внедрению? Способны ли наши специалисты им соответствовать?

— Конечно способны. Уже в ближайшее время профессиональные стандарты будут внедрены, и это даст нам возможность гарантировать и качество, и подготовку. Вообще, профессиональный стандарт не является оградительным документом для специалистов и не призван для ограничения их в своей деятельности. Каждая медицинская специальность подразумевает какую-то узкую внутри себя специализацию, поэтому чаще всего встречаются врачи, которые, выполняя всевозможные медицинские манипуляции (оперативные вмешательства, диагностические исследования, лечебные процедуры), хороши в той или иной области. Тем не менее это не умаляет того, чтобы быть абсолютно самодостаточным профессионалом и соответствовать стандарту. Может быть, в каких-то процедурах они будут не столь хороши, как в особо излюбленной их теме, но я не думаю, что они будут лишены статуса профессионалов в своей области.

— Сколько лет, на ваш взгляд, ещё потребуется для того, чтобы полноценно внедрить все эти стандарты на территории России?

— Профессиональный стандарт уже находится на стадии подписания и внедрения в практику. Другой вопрос, что профессиональный стандарт подразумевает создание федерального государственного образовательного стандарта. Процедура корректировки программы образования, конечно же, трудоёмкая и длительная, тем не менее мы над этим серьёзно работаем. Я думаю, что до конца года — не могу гарантировать на сто процентов — мы уже практически завершим создание профессионального и, конечно же, образовательного стандартов.

— 25 февраля 2019 года Росздравнадзор опубликовал данные, что в 2018 году по результатам проверок по всей России у 70 % клиник пластической хирургии были выявлены явные нарушения, причём серьёзные: использование фальсификатов, препаратов с истёкшими сроками годности и т. д. Лишь 30 % клиник оказались достойны того, чтобы к ним обращались. Как сделать так, чтобы качественных клиник стало больше?

— Мы провели большую работу с Министерством здравоохранения, с Росздравнадзором, с Роспотребнадзором, и как раз эта работа направлена на изменение данной ситуации. В мае 2018 года обновлён порядок оказания медицинской помощи по профилю «пластическая хирургия». Это один из шагов, направленных на обеспечение максимальной безопасности наших пациентов, потому что требования ужесточаются и к организациям, и к специалистам, оказывающим медицинские услуги, медицинскую помощь.

Осложнения, на самом деле, непредсказуемы, и мы, конечно, стремимся к тому, чтобы пациент в разумных пределах был максимально защищён. Ужесточён порядок, в котором прописано правило организации отделения и центра пластической хирургии. Он должен на сегодняшний день состоять не только из кабинета для приёма и операционной, но и ряда очень важных подразделений: диагностического, реанимационнго и т. д.

Сегодня пластическая хирургия присутствует практически во всех медицинских специальностях: и в гинекологии, и в травматологии, и в челюстно-лицевой хирургии, и в офтальмологии, и в других. Поэтому, чтобы нам максимально обезопасить здоровье пациента и гарантировать ему послеоперационный результат, который не повлечёт за собой ряд лечебных процедур, мы должны в первую очередь думать о безопасности.

Пластическая хирургия — это не салон красоты, это в первую очередь хирургия, которая предполагает наркоз и порой многочасовое пребывание на операционном столе. Поэтому мы несём ответственность не только за красоту, но и за здоровье, и жизнь наших пациентов.

— На что же нужно обратить внимание при выборе пластического хирурга и клиники, чтобы не попасть к неквалифицированному специалисту?

— Когда вы приходите в клинику, конечно, не стесняйтесь спросить, каков стаж пластических хирургов или каких-либо других специалистов, производящих те или иные процедуры на базе клиники. Обратите внимание на лицензию клиники, договор на оказание медицинских услуг, сертификаты врачей – специалистов. В клиниках-однодневках по нашему опыту зачастую не ведётся никакая медицинская документация или ведётся достаточно формально, а а это один из важнейших аспектов оказания медицинской помощи.

Ничего страшного нет, если вы на консультации попросите у пластического хирурга серию его операционных и хирургических результатов. У каждого хорошего пластического хирурга есть целый арсенал, как говорят, «до и после». Это его визитная карточка. В то же время необходимо понимать, что просмотр фотографий — очень субъективный критерий оценки. Естественно, что врачи показывают лишь наиболее удачные работы, а менее успешные демонстрировать не будут. И у хируга может быть, например, двадцать не очень удачных операций, а пять вполне показательных. Но представит он именно последние.

И конечно же, уважающие себя клиники в первую очередь тщательнейшим образом следят за оснащением. На это тоже надо обратить внимание.

— Осенью 2018 года вы организовали I Балтийский международный конгресс по пластической хирургии и косметологии, а в сентябре 2019 года запланирован уже второй. Расскажите, пожалуйста, каковы итоги первого конгресса и что вы ожидаете от предстоящего?

— Первый конгресс прошёл достаточно успешно. Подобных форумов и конгрессов ещё не проводилось в этом регионе. Он интересен тем, что собрал представителей эстетической медицины из различных областей: пластической хирургии, бариатрии, дерматокосметологии и косметологии. Взаимообмен знаниями и опытом очень важен. Мы предполагаем проводить подобные форумы не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в Прибалтике, Южном и Северо-Кавказском регионах. У нас очень успешно осуществляется на деле организация подобных конференций, мы чувствуем живой интерес. Второй форум предполагается осенью, и мы прогнозируем такое же большое количество участников, незаурядное внимание и активную дискуссию. Многих специалистов из Балтийского региона мы не знаем и порой даже бываем приятно удивлены их возможностями. Но они, я заметила, тоже с удовольствием отмечали, что мы их в некоторых вопросах поражаем, внося новизну в выполнение хирургических техник и предоставляя теоретические знания, позволяющие повысить профессиональный уровень.

Это полезный опыт взаимодействия, общения и взаимообразования. Мы его бережём и боимся потерять, потому что именно так идёт прогресс и развитие, особенно у молодых специалистов.

— В феврале 2019 года на Российском инвестиционном форуме в Сочи вы представили интересный доклад по антивозрастной медицине. Расскажите, пожалуйста, нашим читателям более подробно, что же такое 4П-медицина и какие врачи могут помочь нам бороться с признаками старения?

— На сегодняшний день основой современных научно-методических подходов в эстетической медицине, пластической хирургии и косметологии стало новое междисциплинарное направление — -медицина, или антивозрастная медицина. Концепция основана на четырёх важных для медицины принципах: предсказание, предупреждение, персонализация и причастность. Основа концепции 4П-медицины — это расшифровка генома, которая позволит в первую очередь приобрести важную биологическую информацию об организме пациента, более точно прогнозировать развитие различных заболеваний и подбирать для каждого пациента индивидуальный план лечения. Вот это основное, что хотелось бы сказать.

Из четырёх составляющих наибольший интерес представляет, конечно, персонализированная медицина. Цель её заключается в том, чтобы общение с человеком происходило не как с клиентом, а как с гостем, и это общение должно состояться на доклинической стадии будущих возможных заболеваний. При первых проявлениях симптомов, когда ещё не работают стандарты ОМС и пациент обращается к нам в рамках добровольной инициативы или договора добровольного медицинского страхования, мы уже сможем оказать ту или иную помощь пациенту.

Таким образом, парадигма здравоохранения сегодняшнего дня заключается в переходе от пассивного образа жизни к достаточно активному. Отношение каждого человека к собственному здоровью должно основываться не на уровне решения проблемы с болезнью, а на уровне её предупреждения.

В старые добрые времена у нас была диспансеризация. Сегодня мы больше говорим о персонализированной медицине, которая предполагает обследование, дабы предупредить и заранее избежать возможных неприятностей. И это должно быть в рамках ОМС.

— На сегодняшний день многие женщины обращаются за проведением хирургических вмешательств в клиники Кореи. Каков уровень медицины в Стране утренней свежести?

— Я была в Корее, знакома с корейскими специалистами — пластическими хирургами, косметологами. Они действительно не вызывают никаких сомнений в своей профессиональной подготовке и высоком уровне выполнения хирургических техник. У них очень сильно развито эстетическое направление пластической медицины. Я могу им сказать только: «Браво!» Они смогли заявить о себе и сделать привлекательными свои предложения. И тот факт, что поток не уменьшается, значит, что они отвечают за качество своих процедур. Они всегда улыбаются, всегда свободны в любое время суток для проведения той или иной процедуры, двери их открыты. Косметология не вызывает аллергии. Они как-то правильно подбирают, умеют сделать предложения, которые не вызывают осложнений. Я нахожусь под очень хорошем впечатлением об уровне корейской косметологии и пластической хирургии. Мы с ними дружим.

Однако я могу утверждать, что мы не уступаем. Миф о том, что в Корее лучше, чем у нас, является только мифом.

— Продолжая тему лечения за рубежом, хочется уточнить у вас, насколько важно пациенту иметь возможность в любой момент после операции, в частности во время реабилитации, прийти на консультацию к хирургу, который её проводил, ведь выбирая иностранную клинику, человек себя в этом ограничивает?

— Не прерывать контакт после операции с пациентом — это важная составляющая, можно сказать, это половина успеха проведённой операции. В послеоперационный период очень много бывает непредсказуемых случаев: неизвестно, как поведёт себя кожа, непонятным образом проходит рубцевание. Мы проводим тщательную предоперационную подготовку, обследование, необходимые диагностические процедуры и анализы, опрос. Всё фиксируется, документируется, подписываются документы, тем не менее бывает так, что мы получаем осложнения со стороны реакции кожи на проведённую операцию.

Контакт с хирургом обязателен, потому что он, как никто другой, является ответственным и самым доверительным лицом. Нельзя пытаться переключить своего пациента на других специалистов. Пациент должен видеть, что хирург в курсе, что он держит ситуацию под контролем и гарантирует, что проблема будет решена. Психологическое спокойствие и внутренняя уравновешенность — это гарантия успеха.

— А насколько развита в нашей стране послеоперационная реабилитация в сравнении с европейскими и американскими клиниками?

— Мы даже можем похвастаться тем, что превзошли их по предложениям в период реабилитации. Таких физиотерапевтических отделений и аппаратов, которые существуют в отделениях пластической хирургии на территории Российской Федерации, нет нигде. Я вам хочу сказать, что в некоторых странах Европы, Азии, Америки в большей степени снисходительно и как-то не очень ответственно относятся к реабилитационному периоду: один-два раза покажетесь и всё. У нас уже так не получится. Может быть, это связано с тем, что у нас очень большое количество клиник и большое количество пациентов — представителей высокого социального уровня, которые очень дотошные, интересующиеся и знают порой больше, чем сам врач. Они должны понимать, что после операции ещё две армии специалистов будут выхаживать их миловидное лицо, тогда будет порядок.

— На ваш взгляд, существует ли сегодня в России такое понятие, как культура здоровья? Начали ли люди более ответственно подходить к профилактике заболеваний?

— Динамика в сторону заботы о своём здоровье всё-таки положительная. В настоящее время и молодые люди, и возрастные в большей степени самостоятельно обращают внимание на своё здоровье, прибегая к помощи специалистов в плане диагностики и сдачи анализов. И надо сказать, что современная молодёжь очень эрудированна, владеет практически всеми показателями анализов и может вести дискуссию на предмет уровня гемоглобина, наличия того или иного витамина. Особенно девушки хорошо разбираются и очень успешно подбирают для себя витамины. Но всё же в большей степени это зависит от медиков: чем больше мы будем говорить о необходимости самоконтроля, тем серьёзнее будет к здоровью отношение, которое со временем перерастёт в культуру и даже в некую потребность к самозаботе и к самодисциплине. Если сам о себе не позаботишься — никто о тебе не позаботится.

Мы ведём активную работу в этом направлении и проводим действительно не на словах, а на деле большое количество мероприятий, приглашая выступать представителей различных медицинских дисциплин. У нас принимают участие геронтологи, генетики, диетологи, диабетологи, всевозможные специалисты, которые так или иначе решают вопросы здоровья и качества жизни наших граждан.

Кроме того, разве 20–30 лет назад мы имели возможность наблюдать большое количество фитнес-центров, оздоровительных клубов, клиник, где можно поправить своё здоровье, провести курс лечения, связанный с нормализацией образа питания и физической подготовкой? Сейчас практически не осталось ни одного заповедного места на территории нашей страны, где бы ни открылись оздоровительные центры. Это прекрасно, потому что, на мой взгляд, богатство нашего насыщенного воздуха и польза воды поистине безграничны. Мы были недавно на Камчатке, потрясающей своими источниками, обладающих целебной силой, чью уникальность нельзя не признать и нельзя её не использовать.

— Хочу спросить ваш секрет молодости и красоты. Чем вы занимаетесь для того, чтобы так прекрасно выглядеть?

— Я особых секретов не имею, но думаю, что красота и правда кроется в гармонии и самодостаточности, а самодостаточность для женщины — это, конечно, успешная семья, вернее, не успешная семья, а реализованная семья, созданная ею. Женщина не должна быть обделённой своей природной сутью: радостью материнства, радостью быть любимой и любящей женой, радостью профессиональной востребованности. Наверное, эти составляющие очень важны.

И, конечно, женщина всё равно должна оставаться неудовлетворённой, так как неудовлетворённость — это путь к прогрессу. На мой взгляд, чем меньше мы собой любуемся, тем больше мы над собой работаем. Любые разумные ограничения в питании, любые физические нагрузки помогают совершенствоваться. На каждом витке наших возрастных перемен самодисциплина становится необходима во всём с нарастающей силой. Мы понимаем, что в жизни всё прекрасно, когда с учётом своей воли избегаем, например, одышки лет в 60 и возрастных изменений. Мы продолжаем радоваться, потому что нами продолжают восхищаться. Вот в этом и есть секрет.

Как бы вы за собой хорошо ни ухаживали, какие бы высокотехнологичные хирургические техники по коррекции внешности ни применяли, но если на душе минор и глаза не горят, то первое, что спросят окружающие: «У вас всё хорошо?» Это даже раздражает. Казалось бы, вы ухожены, роскошно одеты, и вдруг такие вопросы. Поэтому не бывает красоты, основанной исключительно на услугах эстетических специалистов.

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.