Секреты кожи. Индивидуальный подход — DNA health
Magnemax

Секреты кожи. Индивидуальный подход

Кожа — это отражение нашего внутреннего духовного и физического здоровья. О наиболее распространённых и трудно излечимых кожных заболеваниях нам сегодня расскажет главный внештатный специалист по дерматовенерологии и косметологии Департамента здравоохранения города Москвы, директор ГБУЗ «Московский научно-практический центр дерматовенерологии и косметологии ДЗМ» (МНПЦДК), главный внештатный специалист-дерматовенеролог Росздравнадзора, заведующий кафедрой кожных болезней и косметологии ФУВ Российского научно-исследовательского медицинского университета им. Н. И. Пирогова, врач, который сумел внести огромный вклад в науку и развитие здравоохранения, д-р мед. наук, профессор Николай Николаевич Потекаев.

 

— Николай Николаевич, Вам успешно удаётся сочетать лечебную, научную и административную деятельность, что очень ценно для жителей нашего города и государства. Какие основные проблемы Вы видите сейчас в дерматовенерологии и медицине в целом?

— Проблемы в дерматологии, как и в любой специальности, — это наличие  заболеваний, лечение которых, несмотря на усилия мирового научного сообщества, до сих пор сопряжено с определёнными трудностями. К таким заболеваниям, например, относится псориаз, им, к сожалению, страдает  более 3 % населения планеты. Вопреки существованию множества методов и видов лечения псориаза, в том числе генно-инженерных разработок, и наличию высокотехнологичного оборудования,  это заболевание хоть и лечится, но не излечивается. Думаю, что в любой специальности остаётся пул заболеваний, которые требуют к себе всё большего внимания и научно-исследовательских изысканий. Касаясь дерматологии, не могу не упомянуть также витилиго — поражение кожи, при котором происходит стойкая утрата пигмента на различных участках кожного покрова. Этот дерматоз тоже остаётся трудно излечимым.

Что касается вопроса о том, почему в своей жизни мне практически постоянно приходилось совмещать клиническую работу с административной, то, пожалуй, причина этого «раздвоения» заключается в стремлении не только увлечённо заниматься диагностикой и лечением заболеваний кожи, но и желанием создавать условия для максимально эффективной и результативной работы врачей.

Больше 20-ти лет назад я получил стипендию Президента РФ для обучения за рубежом. И в 1998–1999 гг., будучи аспирантом, мне посчастливилось работать в клинике кожных болезней Мюнхенского университета им. Людвига-Максимилиана.

Тогда мне очень понравилась организация и устройство работы в клинике, подходы в клинической диагностике и её этапность. Первый этап — это приём пациента и его обследование. В случае диагностических затруднений прибегают ко второму этапу — осмотру пациента заведующим, куратором отделения. И, наконец, в особо сложных случаях пациент проходит  третий этап консультирования — консилиум во главе с директором клиники.

В мюнхенской клинике есть прекрасная фотолаборатория. Понимание очевидной неотъемлемости данного подразделения в структуре крупного специализированного учреждения дерматологического профиля впоследствии послужило поводом к созданию подобной фотолаборатории в нашем Московском научно-практическом центре дерматовенерологии и косметологии. Более того, центром был разработан и внедрён в практику уникальный в своём роде аппаратно-программный комплекс «Мосдерм-03», с помощью которого изготавливаются фотографии исключительно высокого качества. В настоящее время в МНПЦДК собрана солидная коллекция фотографий клинических наблюдений редких и тяжёлых дерматозов у больных, обратившихся за консультативной помощью.

Отработанная, отлаженная система в какой-то степени существовала в ряде клиник в России, но была довольно несогласованной. Так, в Москве до 2011 г.  дерматовенерологическая служба не обладала возможностями единой системной работы, 24 столичных КВД были разрозненны. В городе отсутствовала специализированная патоморфологическая лаборатория. Безусловно, не было и фотолаборатории. Материально техническая база практически отсутствовала: в КВД не было ни аппаратов для удалений новообразований, ни техники для работы с ногтями, ни многого другого. Поэтому, когда меня назначили главным врачом кожно-венерологического диспансера № 1, а в дальнейшем поручили выполнять миссию главного дерматовенеролога Департамента здравоохранения Москвы, первым делом мы занялись объединением всех КВД в одну юридическую структуру с иной организационно-правовой формой — Московский научно-практический центр дерматовенерологии и косметологии. Перед нами стояла достаточно амбициозная задача — создать клинику, которая соответствовала бы лучшим европейским стандартам. Теперь у нас есть своя патоморфологическая лаборатория, причём лучше, чем в клинике Мюнхена, имеются многочисленные тест-системы, включая иммуногистохимические методы (ИГХ), современная лабораторная служба, виварий,  фотолаборатория, центр неинвазивной диагностики, где,  помимо множества диагностической техники, имеется абсолютно инновационный аппарат видеодерматоскоп «Фотофайндер дермоскоуп», который позволяет составлять фотопаспорт  (фотокартирование) кожи с нумерацией всех родинок на теле и определением степени риска на предмет озлокачествления, а также видеть динамику изменения родинки или иного новообразования с течением времени.

— Как сегодня устроена дерматовенерологическая служба в Москве? Претерпела ли какие-либо серьёзные изменения за последние годы?

—Дерматовенерологическая помощь в Москве фактически была организована в 1913 г. как самостоятельная служба. Существовала клиника Императорского московского университета на Девичьем поле, но она была ориентирована на всю страну, а для Москвы в 1910 г. на XI Пироговском съезде было принято решение о создании специализированной больницы на 150 коек. В 1912 г. генерал-губернатором был выделен участок городской земли на Большой Калужской улице, и уже в конце 1913 г. была построена городская кожно-венерологическая больница на 80 коек в статусе отделения 2-й Градской больницы имени князя А. А. Щербитова. Архитектором сооружения стал видный московский строитель А. Ф. Мейснер. И с 1914 г. по 1923 г. больница была единственным городским стационаром для лечения больных кожными болезнями. Позже также был развернут госпиталь в клинической больнице им. В. Г. Короленко, где вплоть до 2011 г. располагался кожно-венерологический диспансер № 1. В июне 2011 г. КВКД № 1 был переименован в ГБУЗ «Московский научно-практический центр дерматовенерологии и косметологии Департамента здравоохранения города Москвы» и к нему присоединены 24 кожно-венерологических диспансера столицы, которые стали его структурными подразделениями.

— Какие сейчас основные направления работы центра?

— Это, конечно, дерматоонкология. Высококвалифицированные специалисты и соответствующее оборудование ставят наше учреждение в разряд наиболее авторитетных диагностических центров по раннему выявлению меланомы. Кроме того, большое внимание мы уделяем образовательной деятельности: мы проводим различные курсы повышения квалификации (трихология, дерматоскопия, косметология и т. д.). Помимо дерматологии, в рамках изучения инфекций, передаваемых половым путём,  мы занимаемся исследованием сифилиса и его поздних форм —нейросифилиса и  кардиосифилиса. Научно-исследовательских направлений в центре очень много, и каждое из них возглавляет профессионал своего дела.

— Поздние формы сифилиса ещё встречаются?

— Cифилис в настоящее время, конечно, встречается значительно реже, чем, скажем,  в 90-е годы. Однако именно тогда  лечение проводилось в основном препаратами длительного действия, которые нужно вводить один раз в неделю, хотя при продолжительном течении заболевания терапевтические подходы и лекарственные препараты должны быть иными. Именно поэтому у ряда пациентов со вторичным рецидивным и скрытым сифилисом не произошло полного излечения, в связи с чем сейчас мы и сталкиваемся с поздними формами этого заболевания.

В своё время нами был подготовлен проект приказа Департамента здравоохранения Москвы о междисциплинарном взаимодействии неврологов, дерматологов, педиатров для совместного решения  задачи по выявлению нейросифилиса.

В целом, направлений научной работы очень много. При том же псориазе, например, мы изучаем сравнительную эффективность генно-инженерных препаратов, включая лечение артропатического псориаза. Особое внимание в центре уделяется такому тяжёлому заболеванию, как врождённый буллёзный эпидермолиз. Детишек, страдающих этой болезнью, называют «детьми-бабочками». Возможно, об этом не многие знают, но врождённый буллёзный эпидермолиз относится к орфанным (редким) патологиям. При буллёзном эпидермолизе кожа ребёнка, как пыльца с крыла мотылька, с лёгкостью сходит даже при небольшом трении, ударе или давлении. Остаётся эрозивная поверхность, подобная таковой при ожогах 2 степени. Пациенты нуждаются в постоянном контроле и определённых дорогостоящих средствах. Лечение этого заболевания, к сожалению, не найдено. На данный момент только Москва выделяет целевую субсидию для покупки расходных средств родителям, чтобы они могли соответствующим образом ухаживать за своими детьми. Насколько мне известно, в России этот вопрос не решён, т. к. таких пациентов немного: около 200 по всей стране, и более 20 из них находятся у нас.

Надо сказать, что в центре мы в какой то степени работаем по аналогии с вышеупомянутой мной немецкой этапностью в диагностике.  Если в одном из наших филиалов диагноз не до конца ясен, такой пациент направляется в МНПЦДК на Селезнёвскую улицу, в консультативно-диагностическое отделение, где работают наиболее опытные специалисты,  клиницисты высокого класса. У нас в центре трудятся 22 доктора медицинских наук и 93 кандидата медицинских наук, то есть каждый пятый сотрудник имеет учёную степень. Это достаточно хороший показатель для научно-практического учреждения, выполняющего объёмное государственное задание по оказанию специализированной медицинской помощи москвичам.

Если в консультативно-диагностическом отделении возникли затруднения с диагнозом, то обсуждение клинического случая переносится на крупный консилиум в составе наиболее опытных профессоров и заведующих кафедр, где обсуждаются наиболее сложные клинические ситуации. Консилиум проводится каждый месяц.

Кстати, в связи с тем, что мы вошли в систему ОМС, то теперь не только москвичи, но и жители других регионов могут получить помощь в нашем центре.

— Расскажите о Международном форуме дерматовенерологов и косметологов. Какие основные направления секций и на какую аудиторию направлена конференция?

— Наши форумы проходят уже 11 лет, с тех пор как в 2006 г. был основан Национальный альянс дерматологов и косметологов. В 2007 г. состоялся форум альянса, основная идея которого — объединение дерматологов, косметологов и специалистов смежных дисциплин для решения междисциплинарных проблем, т. к. к нам приезжают специалисты, занимающиеся микологией, подологией, эстетикой, трихологией, пластической хирургией, восстановительной медициной и т. д. Соответствующие секции проходят в рамках форума. Кроме того, с докладами выступают специалисты по терапии, урологии, ВИЧ-инфекции, инфекциям, передаваемым половым путём, лабораторной диагностике, инфекционным заболевания,  онкологии и другим направлениям. Безусловно, особое внимание уделяется и вопросам организации здравоохранения.

— Действительно ли псориаз является генетически детерминированным заболеванием и передаётся по наследству? Какие наилучшие методы профилактики и лечения этого заболевания? Насколько эффективны самостоятельные (домашние) методы лечения? 

— Самостоятельное лечение никак не контролируется специалистом, поэтому в первую очередь нужно всегда идти к врачу. А вот назначенное им лечение в домашних условиях нужно выполнять строго по предписанию, без изменений схемы.

Что касается методов профилактики заболевания, то нужно, как минимум, вести здоровый образ жизни. Если человек предрасположен к кожным заболеваниям, то стоит следовать определённым советам по уходу за чувствительной кожей. Такая кожа не любит мочалок, слишком горячей воды или очень много воды, т. к. если человек более 5 раз в день будет ходить в душ,  то с поверхности кожных покровов смывается особая защитная плёнка — так называемая водно-липидная мантия. В результате кожа становится незащищённой от патогенных микроорганизмов, и возникают, например, такие кожные заболевания, как пиодермия. От  частого мытья  кожа может стать излишне сухой и от того склонной к трещинам. Пагубно влияет на кожу избыток солнца, чрезмерно горячие ванные, т. е. все перечисленные воздействия должны быть в пределах разумного. Ультрафиолет при воздействии на кожу угнетает и иммунную систему. Обратите внимание, что люди, которые приезжают с южных регионов после отдыха, зачастую вскоре заболевают простудой. Ультрафиолет также негативно влияет на эластические волокна кожи, которые являются её структурными элементом, составляют её каркас. Если лицо подвергается постоянному загару, то кожа становится дряблой, тургор снижается, появляются морщины. Если обычно морщины появляются там, где есть заломы кожи в местах работы мимических мышц, то в случае фотоповреждения, наоборот, происходит формирование складок на подверженных солнцу открытых участках кожи вне мимических зон. Также нужно понимать, что загар — это защитная реакция, т. е. наши клетки — меланоциты (пигментные клетки) — вырабатывают пигмент меланин, защищая нас от воздействия УФ-лучей. Чем больше солнечного воздействия, тем больше вырабатывается меланина, который не даёт лучам проникнуть глубже в дерму, где и находятся как раз эластические волокна. Таким образом, меланоциты являются первым барьером для ультрафиолета. Но если продолжать загорать, то лучи будут проникать в более глубокие слои кожи. При длительных и повторных воздействиях ультрафиолетовых лучей со временем на коже возникают различные новообразования, так как происходит изменение генетического аппарата клетки. Образования могут быть относительно доброкачественные, например себорейный кератоз (бородавчатые образования). Однако в случае если ультрафиолет изменяет структуру клеток родинок, то последние могут трансформироваться в злокачественную опухоль — меланому. В первую очередь речь идёт о непосредственных предшественниках меланомы —  диспластических невусах.

— Каким образом можно диагностировать патологические изменения родинок самостоятельно? Какие признаки помогают отличить доброкачественные образования кожи от злокачественных?

— При любых сомнениях, касающихся внешнего вида родинки, стоит обратиться к дерматологу, который, опираясь на собственные знания и опыт, а также применяя метод дерматоскопии,  даст оценку состояния родинки и предложит оптимальную тактику дальнейшего наблюдения или лечения. Существуют соответствующие клинические характеристики диспластического невуса, которые, в принципе, каждый может выявить самостоятельно: неравномерная окраска образования, неровные и размытые границы, плоская форма. Признаки, которые также должны насторожить: родинка начала резко изменять свой размер или цвет, вокруг родинки появилось покраснение, какие-либо ощущения, зуд (а она должна быть «немой»). Если на поверхности родинки росли волосы, и они вдруг  начали выпадать — это тоже признак неблагополучия.

— Несмотря на доступные методы диагностики и лечения, всё же довольно распространённым остаётся удаление родинок с помощью народных средств. На сколько опасны такие процедуры и какие пигментные невусы (родинки) не стоит удалять самостоятельно?

— В домашних условиях никакие образования на коже удалять нельзя. Во-первых, можно удалить так, что на коже останутся некрасивые рубцы, или разрушить то, что нужно было отправлять на гистологическое исследование для диагностики и оценки риска озлокачествления. Можно по незнанию прижечь и отсечь меланому, которая должна удаляться по определённым правилам, или же удалить только верхнюю часть образования, оставив часть в более глубоких слоях кожи, а затем спустя месяцы обнаруживаются метастазы во внутренних органах из первично невыявленного очага.

— С чем связано увеличение количества людей, страдающих меланомой кожи? Ведь, кажется, что в целом население стало более ответственно относиться к своему здоровью.

— Согласно мировой статистике идёт прирост заболеваемости меланомой кожи. Сложно назвать однозначные причины, это могут быть экологические, климатические и даже астрономические изменения. При изучении статистики обращает на себя внимание увеличение заболеваемости меланомой примерно с 60-х годов XX века.

— Возможно, это также связано с улучшением методов и качества диагностики?

— Да, раньше значительно реже удавалось устанавливать такой диагноз прижизненно, а гистологические исследования кожи вошли в рутинную практику ближе к 60-м годам.

— Какие заболевания кожи, возникающие на фоне аллергических реакций, наиболее опасны и требуют принятия моментальных мер? Каковы симптомы?

— Мы называем этот раздел ургентной дерматологией. Это экстренные ситуации, которые требуют госпитализации в стационар и даже зачастую в отделение реанимации.

В первую очередь это, действительно, аллергические процессы, и на первом месте из самых опасных стоит синдром Лайелла или синдром ошпаренной кожи. Это токсическая реакция на какой-либо препарат или другое инородное вещество, которое попало в организм, и кожа начинает пластами «сходить» с поверхности тела, напоминая обширный ожог. Такие пациенты срочно нуждаются в реанимационных мероприятиях, так как возникают тяжелейшие осложнения за счёт нарушения гемодинамики, возникновения интоксикации, массивной потери белка и др. Но бывают ситуации, когда тяжесть реакции развивается довольно медленно — от эпизода к эпизоду, как  в случае с ангионевротическим отёком (отёк Квинке). Сначала может возникнуть обычная крапивница, которая то появляется, то проходит. Но в дальнейшем при повторении воздействия провоцирующего фактора (обычно это непереносимость лекарственных препаратов) возникает уже отёк, который распространяется на всё лицо, горло, руки. Особенно опасна ситуация, когда отёк, распространяясь на горло, приводит к затруднению дыхания: при отсутствии своевременной экстренной помощи может наступить смерть человека от удушья. Иногда довольно тяжело протекает опоясывающий герпес на лице, который приводит к отёку глаз, сильным головным болям и др. Таких пациентов также госпитализируют, как правило, в инфекционный стационар.

— Имеется ли тенденция к уменьшению венерологических заболеваний?

— Уровень венерологических заболеваний в стране снижается. Возможно, это связано с тем, что хорошо работают медицинские службы, диагностические системы, имеется возможность качественного обширного обследования, проводится диспансеризация. Люди становятся более ответственны к собственному здоровью.

— Излечимы ли грибковые заболевания кожи и ногтей?

— Грибковые заболевания вполне эффективно поддаются лечению, так как существуют хорошие противогрибковые препараты, которые нужно грамотно подобрать. Несмотря на то что грибковые заболевания имеют характерные клинические признаки, для окончательного диагноза «Микоза» необходимо подтверждение наличия патогенного гриба в коже или ногтях с помощью лабораторного исследования. Хочу отдельно заметить, что лечение онихомикоза — грибкового поражения ногтей — практически всегда требует системного антимикотического лечения, т. е. приёма лекарственного препарата внутрь. Мази и кремы в данном случае малоэффективны.

— Николай Николаевич, расскажите, пожалуйста, о последних достижениях антивозрастной косметологии.

— Антивозрастная косметология делится на несколько групп. Важно понимать, что существует старение кожи, которое запрограммировано в нашем геноме, а есть фотостарение, которое возникает под влиянием ультрафиолетовых лучей у лиц, злоупотребляющих  солнечными ваннами.

Первая группа — это наружные средства по уходу за кожей: кремы с различными субстанциями, которые, проникая в кожу, улучшают её внешний вид, кремы, содержащие воду (увлажняющие), насыщают кожу влагой, кремы, содержащие вещества для улучшения функции и трофики кожи (с витаминами, гиалуроновой кислотой и др.).

Вторая группа — инъекционная косметология. Это процедуры, при которой в кожу вводят вещества с различными целями: ревитализация (омоложение), ботексная терапия (профилактика развития и углубления морщин), контурная пластика (разглаживание складок) и др.

Третья группа — аппаратные методы, при которых с помощью различных технологий осуществляется воздействие на кожу лазера, импульсного света и излучений других источников. В настоящее время эти  методы зарекомендовали себя в качестве наиболее эффективных способов коррекции пигментаций, сосудистых изменений кожи, а также при эпиляции «ненужных» волос.

— Помимо имеющихся и перечисленных Вами методов, какое место занимает диета (здоровое питание), полноценный сон и другие факторы в уходе за кожей лица и тела?

— Самый здоровый сон с 11 часов вечера до 2-х часов ночи, так как именно эти часы являются наиболее полезными часами для отдыха человека. В рамках общих рекомендаций нашим больным следует соблюдать следующее: здоровый хороший сон, питание, богатое фруктами, физкультура и разумный отдых. Если придерживаться этих простых правил, можно избежать не только развития заболеваний кожи, но и необходимости в посещении косметолога, т. е. быть здоровым и красивым.

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.