Трудное женское счастье — DNA health

Трудное женское счастье


 

Если бы детей рожали мужчины, человечество бы давно вымерло. Только женщины с их жертвенной любовью способны на этот самоотверженный подвиг!

В. Н. Серов

О том, как прекрасному полу сберечь своё здоровье до, во время и после беременности и в чём заключается рецепт женского счастья, мы беседуем со специалистом Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В. И. Кулакова, президентом Российского общества акушеров-гинекологов академиком РАМН, заслуженным деятелем науки РФ, доктором медицинских наук, профессором Владимиром Николаевичем Серовым.

— Владимир Николаевич, ещё не так давно роды напоминали игру в русскую рулетку, настолько их исход был непредсказуем. Сегодня риск, к счастью, стал существенно меньше. И всё же, каковы в наше время основные причины неотложных состояний в акушерстве? Отличаемся ли мы в этом плане от остального мира?

— Когда я только начинал работать, материнская смертность в нашей стране была очень высокой: из 100 тысяч рожающих женщин ежегодно погибало 50–60. Кроме того, множество смертей возникало из-за абортов, в том числе криминальных. И если бы включить в эту статистику ещё и их, то показатели были бы ещё выше: до 80–90 человек на 100 тысяч. Несмотря на то что сегодня материнская смертность существенно снизилась, всё-таки она не будет полностью ликвидирована никогда или, по крайней мере, в обозримом будущем. В последние годы в России число женщин, погибающих в родах, колеблется в пределах 8-9 человек на 100 тысяч деторождений в год. Такой же показатель в странах всей Восточной Европы и, кстати, в Японии, поскольку там, в отличие от Европы, очень много периферийных районов, куда врачам сложно вовремя добраться.

— Ну а как обстоят дела с материнской смертностью в Америке, с которой мы традиционно привыкли всё сравнивать? Там она ниже, чем у нас?

— В США материнская смертность выше. По данным президента Американского общества акушеров-гинекологов Ричарда Вольдмана, она составляет 12-14 случаев на100 тысяч деторождений в год. Но мы не можем корректно сравнивать свои и американские показатели, поскольку у нас материнская смертность включает в себя только случаи гибели женщин непосредственно в родах и в течение 42 дней после них, а в США к ней относят гибель женщин в течение целого года после родов. Тем не менее и у нас, и в Америке главная причина материнской смертности — это всё более и более распространяющийся сегодня метаболический синдром (гипертония, ожирение, диабет).

— А каковы остальные причины гибели женщин в родах?

— Их немало. Среди них есть управляемые и неуправляемые причины. Заметьте, о предотвратимости материнской смертности речи не идёт, этого добиться очень просто: женщинам нужно просто перестать рожать. Но поскольку этого никто не хочет, говорят лишь об управляемости. К неуправляемым причинам относятся любые тяжёлые экстрагенитальные заболевания матери: сердечно-сосудистые, злокачественные и прочие патологические состояния, не связанные с беременностью. При многих из них рожать крайне рискованно. Кстати, раньше, в советское время, женщины больше слушались врачей и чаще всего остерегались заводить детей, если врачи их предупреждали, что это для них смертельно опасно. Сейчас слушаются редко. Правильно это или нет — вопрос дискуссионный.

В принципе, сегодня принято считать, что любая женщина, в каком бы состоянии она ни была, имеет право сама решать, рисковать ли ей своей жизнью и здоровьем ради ребёнка или нет. В ряде случаев этот риск, по моему мнению, всё-таки необоснован, и во многих ситуациях можно попытаться дать женщине шанс. Но, конечно же, это становится возможным только при условии внимательного врачебного наблюдения. Тут всё будет зависеть от динамики состояния будущей мамы. Самая грубая ошибка беременных женщин, страдающих тяжёлыми экстрагенитальными патологиями, — начинать «прятаться» от врачей. Естественно, женщину никто насильно на аборт не потащит, но, если её состояние является жизнеугрожающим, врач обязательно её об этом предупредит. Так что избегать врачебного наблюдения при беременности — огромный риск.

— В каких случаях врач наверняка будет отговаривать женщину от родов?

— Например, если у неё есть большие генетические дефекты, например синдром Марфана. При этой патологии риск смерти крайне велик. Несколько лет назад у нас в центре наблюдалась такая беременная. Несмотря на предостережения и даже запрет врачей, она забеременела и несколько раз лежала на сохранении. К сожалению, так и не смогла родить: умерла от разрыва аорты. Также опасно рожать и при запущенной гипертонической болезни, которая плохо корректируется лекарствами. Да и любая тяжёлая декомпенсированная болезнь может представлять опасность для роженицы.

— Но просто пороки сердца уже не являются противопоказаниями для беременности?

— Прооперированное сердце — это всегда фактор риска. Жить после такой операции можно, а вот рожать стоит не всегда. К сожалению, при беременности всегда возрастает склонность к тромбообразованию, а значит, увеличивается риск развития тромбоза клапанов сердца, в частности митрального клапана. Многое зависит от баллов, которые пациентке присваиваются после операции: если пять баллов, то рожать можно, а если три, то уже опасно.

— Какие ещё ситуации повышают риск материнской смертности?

— Например, введение наркоза. Но сейчас в акушерстве стараются отказываться от эндотрахеального наркоза в пользу эпидуральной анестезии, которая представляет собой гораздо меньший риск.

К неуправляемым причинам смертности матерей относятся и тромбоэмболии, прежде всего лёгочной артерии. Трудность управления этим состоянием состоит в том, что нарушения гомеостаза очень сложно диагностировать. Простых доступных анализов для этого не существует. Но врач всё-таки может заподозрить это нарушение, если соберёт качественный семейный анамнез беременной женщины, узнав, не было ли у неё в роду эпизодов тромбоза: инфаркта, инсульта, тромбоэмболии. Учитывать следует только факты тромбоза у близких родственников, не достигших 40-летнего возраста. Если такие случаи были, то женщину необходимо обследовать более углублённо, ведь беременность выявляет в организме все скрытые патологии.

— А имеет ли негативное влияние на риск тромбоэмболии при беременности длительный приём оральных контрацептивов?

— Да. Известно, что эти препараты повышают риск тромбозов, поэтому при тромбофилии (склонность к тромбообразованию) их приём категорически запрещён. А поскольку сама беременность этот риск увеличивает ещё в несколько раз, он может стать фатальным. Поэтому, если женщина забеременела на фоне отмены оральных контрацептивов, опасность тромбоэмболии у неё будет выше. И лучше после завершения приёма этих препаратов какое-то время предохраняться другими способами, а беременеть уже через полгода, когда гомеостаз восстановится.

— А какими факторами риска материнской смертности можно управлять?

— К таким причинам относятся кровотечения, сепсис (заражение крови) и гипертония беременных (преэклампсия, которую раньше называли гестозом). К сожалению, сепсис, с которым ещё недавно успешно боролись антибиотики, сегодня выходит на одно из первых мест. Причина кроется в антибиотикорезистентности — растущей во всём мире устойчивости микробов к антибактериальным препаратам. Эту глобальную проблему обязательно нужно решать. Если говорить о преэклампсии, то это вообще очень загадочное явление. Никто в мире так до конца и не знает, почему она возникает. И хотя врачи называют факторы риска (например, метаболический синдром, имевший место ещё до беременности), известно, что преэклампсия может возникнуть и у женщин без подобных проблем.

— Как снизить риск возникновения угрожающих жизни матери и ребёнка состояний?

— Если беременность проходит правильно, роды обычно тоже успешны. Правильно носить беременность означает: быть под врачебным наблюдением, избегать инфекций, в том числе передаваемых половым путём, соблюдать здоровый образ жизни (не выпивать, не курить, не употреблять наркотики, быть физически активной и правильно питаться). Самое важное в питании будущей мамы — достаточное количество белка (мясо, рыба, творог, яйца) и витаминов. Помимо свежих овощей и фруктов женщинам в положении нужны и качественные аптечные витамины и минералы. Прежде всего, это фолиевая кислота, которая на 40 % снижает риск пороков спинного и головного мозга у плода. Но, поскольку без других витаминов группы В фолиевая кислота плохо усваивается, лучше принимать их в комплексе.

Из минералов в первую очередь следует уделять внимание железу и йоду. Исследования показали, что у 100 % беременных, проживающих в Москве, к концу 9-го месяца имеется железодефицитная анемия, поэтому приём железа обязателен. ВОЗ тоже даёт такую рекомендацию. Нехватка железа у плода ведёт к развитию внутриутробного стресса, отчего ребёнок рождается с уже изношенными надпочечниками. Йод также необходим всем беременным, которые живут далеко от моря. При дефиците этого минерала у детей может развиться олигофрения.

— Каких именно инфекций нужно избегать будущим мамам в первую очередь? Может ли от них защитить вакцинация?

— Самая страшная инфекция для беременных — это краснуха. Поэтому, если у женщины в крови нет антител к этой инфекции, вакцинация на раннем сроке беременности ей необходима. Также нужна прививка от гриппа, потому что во время эпидемии беременные, не имеющие вакцинальной защиты, больше всех рискуют умереть от гриппа. Надо беречься и от других инфекций. Например, если первая встреча с герпесом произошла у женщины во время беременности, то риск пороков развития у плода будет очень высок. Правда, у большинства людей, даже у новорождённых, вирус герпеса в крови уже есть. Но если антител всё же нет — надо быть очень осторожными.

— Чем опасен спаечный процесс в акушерстве? Каковы его причины?

— Обычно он связан с гинекологической патологией, чаще с эндометриозом, особенно если тот возникает не в матке, а вне. Также спаечный процесс бывает после операций, он развивается как индивидуальная реакция организма на повреждение тканей.

В рекомендациях Королевского колледжа акушерства и гинекологии (RCOG, Великобритания, 2013) указано, что все виды хирургических операций на органах брюшной полости и малого таза могут приводить к спаечному процессу. Это является основанием для использования противоспаечных средств во время хирургических вмешательств, в том числе внутриматочных.

Американская ассоциация лапароскопических хирургов-гинекологов после проведения любых вмешательств в гинекологии рекомендует применять барьерные противоспаечные гели, в состав которых входит гиалуроновая кислота.

Спайки бывают далеко не у всех, и почему у одной женщины склонность к их образованию выше, а у другой ниже, специалисты пока однозначный ответ дать не могут. По-видимому, имеет место генетическая предрасположенность. Спайки обычно не осложняют вынашивание и роды, но мешают наступлению самой беременности, так как либо препятствуют проходимости сперматозоидов и яйцеклеток, либо нарушают функцию женских детородных органов. Хотя в редких случаях тяжёлый спаечный процесс может угрожать и плоду. Так, например, известны случаи, когда грубые спайки в матке приводили даже к ампутации конечностей у плода.

— Можно ли предупредить развитие спаек в малом тазу и в полости матки?

— Есть несколько способов снизить риск. Нужно использовать особую бережную технику операций: хирург не должен брать перчатками, сжимать ткани. Лучше всего применять щадящие формы оперативных вмешательств: не полостные, а эндоскопические и лапароскопические методики, при которых ткани травмируются минимально, так как всё делается через небольшие проколы. Учитывая современные тенденции в хирургии, наиболее перспективным способом профилактики спайкообразования после операций на органах брюшной полости и малого таза является применение специальных противоспаечных средств на основе гиалуроновой кислоты.

Так, во время операций сегодня хирурги используют особый противоспаечный барьер —«Антиадгезин». Этот гель предназначен для профилактики спайкообразования после операций на органах и тканях, имеющих серозное покрытие (брюшная полость, сухожильные влагалища, суставы, плевральная полость, полость перикарда и т. д.), а также при операциях, где имеется риск спаивания мягких тканей.

Препарат «Антиадгезин» содержит комбинацию высокоочищенной натриевой соли гиалуроновой кислоты и карбоксиметилцеллюлозы, полученной без использования генномодифицированных микроорганизмов, которая уменьшает возможность развития спаек.

Противоспаечный гель обладает оптимальными характеристиками текучести и вязкости, позволяющими обволакивать анатомические образования любой формы, создавая гелевую плёнку, фиксированную к раневой поверхности, разобщая их на период интенсивного заживления тканей и не влияя на нормально протекающие процессы регенерации. Преимущества геля:

  • удобство и простота в использовании;
  • возможность применения при внутриматочном, открытом и лапароскопическом вмешательстве;
  • продолжительное действие геля для оказания противоспаечного эффекта (до 7 дней);
  • способность к рассасыванию геля;
  • инертность;
  • иммуносовместимость;
  • отсутствие побочных реакций и раздражающего действия.

Поэтому, если хирург видит повышенный риск образования спаек, он должен задуматься о применении противоспаечного барьера «Антиадгезин».

— К сожалению, даже успешно родив, женщина может впоследствии столкнуться с послеродовыми осложнениями, в частности нейроэндокринными патологиями. Кто находится в группе риска по данным состояниям? Можно ли их предотвратить?

— Послеродовые осложнения редко встречаются при нормально протекающей беременности и родах. Чаще всего они возникают у женщин, которым довелось пережить преэклампсию, сепсис или кровотечения. Также в группе риска мамы, у которых родились дети с какими-то нарушениями. У таких матерей на фоне стресса могут развиться нейроэндокринные заболевания, похожие на болезнь Иценко — Кушинга. А по сути, это метаболический синдром: ожирение, гипертония и/или сахарный диабет. К счастью, такие осложнения можно предотвратить, нужно только постараться избежать ожирения. В этом поможет правильное питание, физическая активность. К сожалению, женщина после родов мало думает о себе, все её мысли и заботы отданы ребёнку. Но о себе забывать нельзя, тем более в молодом возрасте всё легко поправить.

Иногда после родов у женщин на фоне стресса и усталости возникает так называемая послеродовая депрессия. Обычно это состояние со временем проходит само, особенно если муж и близкие внимательны к ней, стараются помочь в быту и уходе за ребёнком. Но если малыш незапланированный, а тем более нежеланный как для матери, так и для отца, то риск развития послеродовой депрессии и её тяжесть выше. Поэтому очень важно планировать семью и не допускать случайных беременностей. Но если психическое состояние женщины после родов не улучшается, а ухудшается, надо срочно обращаться к психиатру. Ведь часто именно после родов стартует шизофрения, так как беременность выявляет все имеющиеся, но скрытые до поры патологии. Шизофрения обычно проявляется либо угнетением психики (тяжёлая депрессия), либо сильным возбуждением (эйфория).

— Вся ответственность за беременность и её исход у нас традиционно сваливается на женщину. Сохранение семьи тоже на ней. Неудивительно, что институт брака трещит по швам. Что, на ваш взгляд, поможет его сохранить?

— Проблем в семье может быть масса: и финансовые, и социальные, и психологические. Но, как показывают исследования, главная причина разводов как раньше, так и сейчас — это сексуальная дисгармония. Поэтому, например, американские сексологи, которые раньше говорили исключительно о партнёрских отношениях между мужчиной и женщиной, сегодня говорят исключительно о сексе внутри семьи, ведь случайные половые контакты стали не просто рискованны, а смертельно опасны. И если раньше, как писал наш известный поэт Андрей Вознесенский, человеческими поступками руководил божий стыд, то теперь — обезьяний СПИД. Поэтому в мире случайный секс больше не в моде. Зато технически совершенствуются разные виды самоудовлетворения, например виртуальный секс.

— Владимир Николаевич, вы не только акушер-гинеколог, но и сексолог с многолетним стажем. Расскажите, как же достичь сексуальной гармонии в браке?

— Счастливые совпадения в сексе бывают лишь случайными. Поэтому людей правильному сексуальному поведению нужно учить. Главная причина краха половой жизни в браке — это аноргазмия у жён. И если женщина регулярно не получает половой разрядки, то у неё возникает длительная застойная тазовая гиперемия, которая приводит к хроническому стрессу. А на этом фоне возникает всё, что угодно, вплоть до онкологических заболеваний. Кстати, гинекологи заметили, что распространённый сегодня эндометриоз развивается чаще всего тоже параллельно семейной дисгамии.

Но корень сексуальных проблем не только в мужской половой слабости. Чтобы женщина смогла получить оргазм, часто обычного полового акта ей недостаточно. Тут крайне важна подготовительная фаза, которая может длиться как несколько минут, так и часами. Сексологи называют эту фазу половой игрой, или прелюдией. Мужчина должен уметь создать перед половым контактом обстановку, которая бы могла расположить женщину к занятиям любовью. Что это будет конкретно — уже индивидуальное дело. Ведь эрогенные зоны у женщин тоже разные, есть целый атлас таких зон. Да и не только в физиологии дело. Одну женщину возбуждает поцелуй в шейку, другую — подарки, третью — интеллектуальная беседа или комплименты, а четвертую — помощь по хозяйству.

Кстати, лечить отдельно мужа или жену бессмысленно. Лечение всегда проводится параллельно обоим супругам. Как правило, оно занимает несколько недель, в течение которых заниматься сексом партнёрам нельзя. Сначала врач беседует с женой, потом с мужем, выясняя проблемы и желания в сексе у каждого. Затем оба получают задание вызвать у себя оргазм самостоятельно, с помощью инструментальных средств. И только потом можно приступить к нормальному супружескому сексу, естественно, с учётом советов и рекомендаций сексолога. Решать сексуальные проблемы в браке очень важно. Ведь человек всё-таки создан для счастья, а сделать брак счастливым хоть и трудно, но можно. И это стоит всех усилий!

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.