Правильное питание против болезней — DNA health
porndish classy babe blows cock.
ВОПРОСЫ ОКАЗАНИЯ ПОМОЩИ  ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫМ  ЖЕНЩИНАМ И ИХ ДЕТЯМ  В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ
www.porndish.net

Правильное питание против болезней

Нутрициология является молодым, но основополагающим направлением в медицине. В настоящее время значимость макро- и микронутриентов и их влияние на наше здоровье и долголетие оспариваются только в рамках недобросовестной конкуренции. Нутрициологический подход к болезням помогает решить многие актуальные задачи сохранения здоровья. О роли микроэлементов и витаминов в разные периоды жизни, включая беременность и новорождённость, а также в условиях вирусных пандемий в рубрике «Золото нации» нам расскажет клинический фармаколог, нутрициолог, научный руководитель Института фармакоинформатики при ФИЦ «Информатика и управление» РАН, заместитель директора по научной работе Московского сотрудничающего центра Института микроэлементов под эгидой ЮНЕСКО доктор медицинских наук, профессор Ольга Алексеевна Громова.

 

— Ольга Алексеевна, как возникла необходимость выделения нутрициологии в отдельную специальность и почему?

— Дело в том, что нутрициология кардинально отличается от фармакологии. Фармакология изучает лекарственные препараты. Нутрициология же предполагает точные знания о белках, жирах, углеводах, калорийности пищи, и компонентах пищи, которые называются эссенциальными, т. е. жизненно необходимыми, микронутриентами.

Ежесуточная потребность в микронутриентах исчисляется в миллиграммах и даже в микрограммах. Это может казаться незначительным. Однако в действительности микронутриенты крайне важны для сохранения нашего здоровья. Например, в 1949 году был идентифицирован эссенциальный микроэлемент литий. Литий поначалу не считался жизненно важным. Позднее, в середине XX века, было показано, что литий необходим для надлежащего функционирования ряда ферментов, синтезирующих нейротрансмиттеры (допамин и серотонин), отвечающих за позитивное настроение.

 

Справка DNA health:

Норма лития в организме человека крайне мала — 70–100 мг. Суточная потребность в литии составляет лишь 0,2-0,3 мг лития в сутки. При хроническом стрессе и повышенных нагрузках на память потребность в литии вырастает до 1 мг/сут и более.
Наиболее богатыми литием продуктами на нашем столе являются сладкий болгарский перец, свёкла, чечевица: в 100 г продуктов содержится 75–87 мкг лития. То есть для удовлетворения минимальной суточной потребности в литии нам нужно ежедневно съедать до 300 г этих продуктов. Много лития в лепестках роз, поэтому варенье из лепестков роз может способствовать нормализации настроения.

 

Литий также необходим для поддержки регенерации нервной ткани, в том числе в пожилом возрасте. У пациентов, склонных к суицидам, литий снижает перепады настроения, что может спасти человеку жизнь. У страдающих химическими зависимостями (алкоголь и т. п.) литий снижает зависимость и даже может устранять её. Таким образом, хотя лития нам нужно лишь доли миллиграмма в сутки, без него возникают нарушения в самых различных сферах, включая нарушения репродуктивной функции и психического здоровья.

В организме всё устроено очень логично и жёстко с точки зрения сбережения микроэлементов и микронутриентов! У нас в организме есть эссенциальные микроэлементы, есть витамины, без которых невозможна жизнь, а есть витаминоподобные вещества, которые тоже очень важны (прежде всего, полиненасыщенные жирные кислоты омега-3, ПНЖК) и для регуляции уровней которых существуют специальные гены и белки. В общей сложности эссенциальных микронутриентов насчитывается около 80.

С позиции постгеномной медицины все микронутриенты надо рассматривать в рамках парадигмы «геном — транскриптом — протеом». У каждого человека есть геном, в нём около 25 тыс. генов. На основе информации в этих генах синтезируются матричные РНК (мРНК), составляющие транскриптом человека. Из этих мРНК синтезируется около 50000 вариантов различных белков (протеом человека). У каждого жизненно необходимого микронутриента есть представленность и в геноме, и в протеоме. Например, витамин D воздействует на 2700 генов непосредственно и более чем на 7000 генов опосредованно. Это почти треть генома. Витамин A также поддерживает активность нескольких тысяч генов. Цинк необходим для активности более 2000 белков протеома, кальций — более чем 2500 белков. И если этих микронутриентов не хватает, то в фундаментальной связке «геном — транскриптом — протеом» возникают сбои.

 

— Какие основные нарушения в работе генома и протеома бывают при недостатке витаминов или микроэлементов?

— Самые изученные нарушения системы «геном — транскриптом — протеом» возникают в результате дефицита фолатов, когда нарушается метилирование геномной ДНК, т. е. нарушается процесс присоединения метильной группы (-CH3) к цитозину в ДНК. Механизм метилирования ДНК, исследования которого начали наши учёные Б. Ф. Ванюшин и Г. Д. Бердышев ещё в 1970-х годах, обуславливает феномен так называемого эпигенетического (т. е. надгенетического) наследования. При недостаточности фолатов в рационе беременной метилирование ДНК нарушается и формируются грубые дефекты развития плода (дефекты нервной трубки, врождённые пороки сердца). Также при дефиците фолатов повышается риск детского церебрального паралича, болезни Дауна и многих других патологий. При дефиците цинка в диете беременной могут наблюдаться сращения пальцев на ногах и руках новорождённых. При дефиците цинка также нарушается и прорезывание зубов у детей, возникают огромные щели между зубами, некрасивая расстановка зубов, нёбо формируется неправильно, резко снижается противовирусный иммунитет.

Витамин PP необходим для профилактики пороков развития ног, а витамин А в значительной степени предупреждает пороки развития лёгких. В России и других странах, в том числе в Европе и США, широко распространены сочетанные микронутриентные дефициты, которые охватывают до 80 % населения. Они ослабляют противовирусный и антибактериальный иммунитет и даже лёгкие заболевания могут переводить в разряд хронических.

Сегодня проводится широкий спектр исследований на уровень микронутриентов в крови, в моче, в слюне, в волосах и т. д. Волосы, к примеру, сравнивают с «застывшей мочой», поскольку химические элементы, определяемые в 1 см волоса, примерно отражают содержание микроэлементов в анализах мочи за один месяц. Однако анализа одних волос недостаточно, чтобы получить полную картину обеспеченности микронутриентами, поскольку химические элементы в волосах уже покинули организм. Не менее важно измерение уровней микроэлементов в крови, а также определение уровней гормонов и ферментов, активность которых напрямую зависит от обеспеченности микронутриентами.

 

— Микронутриенты и COVID-19: есть ли какие-то взаимосвязи?

— Да, десятки микронутриентов важны для поддержания врождённого иммунитета. Напомню, что врождённый иммунитет (система интерферона, прежде всего) защищает от коронавирусов и не зависит от вакцинации, которая при удачном проведении и при отсутствии побочных эффектов кратковременно улучшает приобретённый иммунитет, и только.

Витамин D особенно актуален как пример эссенциального микронутриента для защиты от коронавирусов. Витамин D попал практически во все нормальные рекомендации по лечению и профилактике COVID-19. В десятках крупных клинических исследований показано, что повышение обеспеченности витамином D ассоциировано со снижением вирусемии, профилактикой цитокинового шторма, уменьшением смертности и понижением уровней маркера смертности при коронавирусной инфекции — ферритина.

Очень важно знать, что при инфицировании коронавирусом SARS-CoV-2 у пациентов с высоким уровнем воспаления вырабатывается избыточное количество ферритина, который является белком острой фазы воспаления.

 

Справка DNA health:

Ферритин — сложный белковый комплекс (железопротеид), выполняющий роль основного внутриклеточного депо железа у человека и животных. Снижение уровня сывороточного ферритина говорит об истинном дефиците железа и указывает на развитие железодефицитной анемии.

Однако ферритин, как белковый комплекс, также участвует в воспалительных реакциях при инфекциях, системных воспалениях и злокачественных опухолях. У пациентов с COVID-19 резкое повышение концентрации ферритина в крови (гиперферритиновый цитокиновый шторм) указывает на крайне тяжёлое течение заболевания.

 

Из 24 белковых цепей ферритина собираются белковые сферы, в каждой из которых хранится несколько тысяч атомов железа. Эти сферы ферритина вырабатываются и сохраняются в печени, где находится депо железа. При коронавирусной инфекции происходят повреждения печени и в избытке образуется сывороточный ферритин, который в сферы не собирается и в котором железо не хранится. Таким образом, железо из печени легко оказывается в сосудистом русле и быстро окисляется, повреждая сосуды и другие органы, вызывая воспаление и тромбы. Если такой процесс идёт длительно, то возникают отложения гемосидероза в тканях. Говоря простым языком, в тканях откладывается ржавчина, окружённая белком. При коронавирусной инфекции гемосидероз не успевает развиться, а возникает тяжелейший цитокиновый шторм, на который и указывают повышенные уровни ферритина в крови.

Также замечу, что к группе риска тяжёлого течения новой коронавирусной инфекции относятся пациенты с заболеваниями печени, например со стеатогепатозом, о котором пациент зачастую даже не догадывается, пациенты с ожирением и др. Если имеется висцеральное ожирение (т. е. не подкожный жир, а жир вокруг органов), в организме образуется огромное количество воспалительных цитокинов, что утяжеляет течение любого заболевания. Ожирение и заболевания печени тесно ассоциированы с упоминаемыми выше сочетанными микронутриентными дефицитами.

 

— Какую суточную дозу витамина D вы бы рекомендовали принимать взрослому человеку?

— Нужно понимать, что по восприимчивости к витамину D люди делятся на несколько групп. До 25 % пациентов плохо отвечают на терапию этим витамином, они нуждаются в повышенных дозах для приёма внутрь. Такие пациенты часто имеют патологию почек, в которых происходит конвертация активной формы витамина D. В группу риска также попадают пациенты с патологией печени, так как у них часто нарушена работа ферментной системы цитохромов Р450, участвующей в синтезе активных форм витамина D. Просто посмотрев на человека, нам бывает сложно сказать, к какой группе он относится. Самым лучшим подспорьем здесь является биохимический анализ крови, в котором измеряются концентрации метаболитов витамина D. В частности, самый главный метаболит, показывающий обеспеченность за последние три месяца, — это гидроксивитамин D (25(OH)D3), а метаболит, концентрации которого характеризуют скорость синтеза активной формы витамина, — это дигидроксивитамин D, или кальцитриол (1,25(OH)2D).

Мы провели компьютерный анализ 80 тыс. статей по витамину D. По результатам анализа рекомендую применять достаточно эффективные и полностью безопасные суточные дозы витамина — 2000–4000 МЕ/сут. Но если мы определяем концентрации 25(OH)D3 в крови и видим значения ниже 30 нг/мл при приёме 2000–4000 МЕ/сут (т. е. имеется недостаточность витамина), то дозировку следует повышать по усмотрению лечащего врача. Не исключается назначение таким пациентам активных форм витамина D в составе специальных препаратов.

— Как вы оцениваете уровень содержания витаминов и минералов в современных продуктах?
— Чтобы ответить на этот вопрос, мне хочется вспомнить одно из исследований, которое мы сделали совместно с профессором Владимиром Борисовичем Спиричевым, известнейшим витаминологом, автором многих книг (в том числе и для пациентов), написанных простым, доступным языком. В исследовании проводилось определение витаминов в различных продуктах, в том числе в образцах гречки. Оказалось, что витамина C в самом «плохом» образце содержится всего 8 % от заявленного для гречки в справочнике по химическому составу пищи под редакцией И. М. Скурихина.

 

Справка DNA health:

Справочник «Химический состав российских пищевых продуктов», или справочник Скурихина, — наиболее известное, регулярно (уже более 30 лет) переиздающееся издание,  содержащее химический состав и данные об энергетической ценности пищевых продуктов, производимых или продаваемых на территории России. В последние годы выходил под совместной редакцией профессора И. М. Скурихина и академика РАМН, профессора В. А. Тутельяна.

 

Могу привести и противоположный пример. В некоторых продуктах можно получить дозу витаминов такую, что разовьётся передозировка. Например, печень новозеландских бычков, которых постоянно кормят витамином A, может содержать до 17 000 МЕ ретинола в 100 граммах продукта. Такая доза витамина А достаточно опасна, особенно для беременных, ведь избыток витамина А при беременности провоцирует дополнительные точки роста в конечностях, что приводит к появлению шестого пальца на руке или ноге.

Мясо тунца тоже содержит витамин A, но в нём нет угрозы передозировки. Однако есть другая опасность: чем дольше продолжительность жизни рыбы, тем больше кадмия и ртути она накопила. Очистка от микроэлементов — очень дорогостоящая технология. Поэтому при производстве важного микронутриента — омега-3-ПНЖК — добросовестные производители используют мелкую рыбу: сардины, анчоусы, сельдь, скумбрию.

 

— Зачастую в женских консультациях беременным женщинам витамины и другие микронутриенты не назначаются вовсе или же ограничиваются фолиевой кислотой. Какие витамины вы бы рекомендовали принимать беременным женщинам для наилучшего развития плода и самочувствия самой будущей мамы?

— Да, к сожалению, иногда создаётся впечатление, что против витаминов ведётся своего рода информационная война: положительные эффекты игнорируются и замалчиваются, а вместо этого придумываются всякие ложные «опасности от витаминов». Ведущую роль в этой войне играет тоталитарная секта, которую можно назвать адептами доказательной медицины. То, что я здесь говорю, не частное мнение, а результат компьютерного анализа почти 20 млн научных медицинских публикаций на английском языке. Подчеркну, что речь идёт именно о научных статьях, а не о публикациях в жёлтой прессе (подробные результаты этого анализа, в том числе и про микронутриенты, представлены на сайте http://antifake-news.ru).

По поводу витаминов при беременности могу сказать, что мне нравится позиция итальянцев: они всегда проводят сопровождение беременных, готовят к беременности, особенно к ЭКО, с использованием пробиотиков (штаммов живых полезных бактерий), пребиотиков (особых олигосахаридов для питания этих бактерий), омега-3-ПНЖК и набора витаминов и микроэлементов в адекватных дозах.

При беременности потребность в каждом из витаминов повышается по-разному. По витамину B6, например, она повышена почти в два раза, особенно если у женщины имеется кариес зубов или патология почек. Для этой группы женщин применение витамина В6 будет особенно важным. Витамин B6 повышает барьерные свойства слюны, и риск развития кариеса существенно снижается. Это проверенная информация, исследования доказательности класса A. Итальянцы обязательно назначают беременным с неидеальным рационом питания базовые количества витаминов A, B2, С, B5, B6, B8 (миоинозитол), B12 и др.

 

 

— Какие продукты содержат наибольшее количество вредных для нас веществ и чем это может грозить?

— Если говорить о загрязняющих веществах, а они, безусловно, есть, то это, прежде всего, афлатоксины и продукты термической обработки пальмового масла (глицидол и др.). Но не нужно путать твёрдое пальмовое масло с жидким, которое полезно и не проходило термических обработок. Однако именно твёрдое пальмовое масло добавляют в очень многие продукты. Мы сейчас получаем большое количество онкологических заболеваний, и это всё неслучайно¼

Продукты нефтехимии, разрыхлители тоже являются канцерогенами. Пережаренная пища, в первую очередь верхняя корочка на мясе, является классическим канцерогеном. Однако если мясо приготовлено не на масле, а, например, на гриле, то оно менее вредно. В США сейчас активно вводятся так называемые противоопухолевые диеты, а в некоторых ресторанах вы можете даже увидеть противоопухолевое меню.

Примесей в продуктах огромное количество. Пища во многом стала искусственной. Например, существует масса искусственных «улучшителей» и красителей, которые не имеют совершенно никакого отношения ни к ягодам, ни к свёкле, ни к каким-либо растениям. А ведь раньше пищу красили именно растительными красителями.

В научно-медицинском журнале «Ланцет» (The Lancet) в 2007 году опубликована статья известного шотландского врача-психоневролога Донны Маккан, исследовавшей детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью, которых в Англии, как и в других странах, становится всё больше. Популярная английская газета «Дейли мейл» даже открыла рождественский номер выступлением Д. Маккан, где она опирается на результаты этого исследования. Дети с гиперактивностью не могут сосредоточиться, куда-то всё время бегут, лезут, шнурок не завязали, пуговицу не застегнули¼ Начали играть — им тут же надоело, пришли в песочницу — всё быстро сломали. Причина такого поведения кроется не только в воспитании или генетике, но и в эффектах от употребления продуктов, содержащих искусственные красители. Одним из этих эффектов является резкое выведение магния из организма.

Конечно, мы живём в неспокойное время. Но дело в том, что даже пища изменяет наше сознание, может делать нас более злыми и неуравновешенными. Многие вещества не только вытесняют полезные микроэлементы, но и меняют нейрохимический обмен.

Многие, например, слышали, что искусственный усилитель вкуса глутамат натрия — одна из основных причин близорукости в азиатских странах. Исследования на цыплятах вообще показали, что можно вызвать деформацию стекловидного тела и получить близорукость всего за один день, назначив большие дозы глутамата. Так что это вещество очень опасно!

 

— А какие микронутриенты лучше всего помогут защититься от коронавируса?

— Вместе с Иваном Юрьевичем Торшиным и под редакцией академика РАН Александра Григорьевича Чучалина мы создали руководство «Микронутриенты против коронавируса». Там наглядно показано (с использованием современных геномных и протеомных данных), что цинк, витамин D и ещё более 15 микронутриентов принципиально важны для активации врождённого иммунитета против РНК- и ДНК-вирусов.

Здесь я расскажу более подробно о кверцетинах. Мы тесно сотрудничаем с крупным швейцарским институтом и заводом по производству витаминов DSM. Они производят омега-3-ПНЖК, субстанции витаминов E, А, легкоусвояемый лютеин и многое другое. Также они производят дигидрокверцетины, которые начали активно изучать при появлении SARS-CoV-1 (2008 год), MERS (2012 год), COVID-19.

Кверцетины выделяются из полыни и руты обыкновенной. Кверцетины приводят к росту гликокаликса — олигосахаридной оболочки клеток. Полынь содержит особенный кверцетин, который при потреблении активирует фактор роста гликокаликса, т. е. повышает «воздушность» лёгких, и одновременно защищает клетки от проникновения вирусов. Больше всего обнаружено кверцетинов в ягодах: чернике, голубике, чёрной и красной смородине. Кверцитины также получают из лиственницы, ели обыкновенной, кедра. В нашем давнем российском препарате «Аскорутин» есть предшественник кверцетина — рутин. Чем разнообразнее питание по кверцетинам, тем более «воздушны» наши лёгкие. Всасываясь в кровь, эти микронутриенты буквально поступают на поверхность альвеоцита, которые, соприкасаясь с эритроцитами, перекачивают в них кислород. Всем читателям рекомендую регулярно употреблять ягоды (зимой хотя бы раз в неделю) и кверцетин в виде добавок. Достаточная доза кверцетина должна быть не менее 30 мг/сут.

 

— Что стоить добавить в питание в период пандемии?

— Помимо микронутриентов, о которых мы подробно рассказали в нашей монографии, не следует забывать об элементарных мерах гигиены. Например, коронавирус очень боится лимонного сока и соды. Его оболочка быстро растворяется от солевого раствора. Солевое и содовое орошение носа или просто умывание лица, глаз и слизистых очень эффективно, только нужно делать это довольно часто. Этот вирус терпеть не может горячую пищу. Он «любит» замороженные продукты. Однако если проведена термическая обработка при температуре выше 70° в течение 5 минут, то вирус уничтожается. Поэтому рекомендуем нашим читателям принимать пищу, прошедшую термическую обработку, особенно в ресторанах и кафе.

 

— Что вы пожелали бы нашим читателям в преддверии новогодних праздников?

— Не забывайте делать разгрузочные дни, самостоятельно готовить дома блюда на пару. Очень хороши кисломолочные разгрузочные дни. Делайте сами йогурты на закваске. И пусть в праздники еда принесёт нам пользу, а не вред!

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить ответ

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

hairy teen masturbates.hot nudes